ЛетоЛЕТО
(Россия, 2018)
Режиссёр: Кирилл Серебренников.
В ролях: Тео Ю, Роман Билык, Ирина Старшенбаум, Филипп Авдеев, Александр Горчилин, Юлия Ауг, Никита Ефремов, Георгий Кудренко, Александра Ревенко, Никита Еленев, Антон Адасинский, Лия Ахеджакова, Елена Коренева, Александр Баширов, Сева Новгородцев, Василий Михайлов, Александр Кузнецов, Андрей Ходорченков.
Жанр: музыкальная драма.

Ленинград, лето 1981 года. Этим летом Майк Науменко и его жена Наталья знакомятся с Виктором Цоем. Этим летом Виктор записывает свой первый альбом, а Майк собирает группу. Это история о Ленинграде 80-х, где под влиянием западных рок-звёзд зарождается русский рок, это история о любви, поисках и больших надеждах - о настроении, которое останется с нами навсегда…

«Лето» поставил известный российский режиссёр Кирилл Серебренников. Он родился 7 сентября 1969 года в Ростове-на-Дону, закончил среднюю школу с золотой медалью. Учился на физическом факультете Ростовского Государственного университета. Ещё во время учебы в 1991 году пришел работать на телевидение. Снимал рекламу, видеоклипы, документальные и игровые телефильмы. В это же время появились первые заметные постановки в ростовских театрах. Вскоре его творческая карьера продолжилась в Москве. Кирилл Серебренников - один из самых успешных российских театральных режиссеров. Он представил российским зрителям самых актуальных в середине нулевых авторов и облек в актуальную форму классику. Что бы Серебренников ни делал, его постановки вызывали волнение среди зрителей и противоречивые реакции критиков. В августе 2012 года Кирилл Серебренников стал новым художественным руководителем Московского драматического театра им. Н. В. Гоголя. Вскоре после своего назначения он заявил о переформатировании театра в «Гоголь-центр» с тремя труппами-резидентами, программами кинопоказов, концертов, лекций и открытых дискуссий. «Гоголь-центр» был открыт 2 февраля 2013 года и стал одним из самых заметных культурных мест столицы. Серебренников умудряется ставить спектакли в Москве и за рубежом, преподавать в Школе-студии МХАТ, руководить театральным направлением молодежного проекта «Платформа», снимать авторское кино. Его фильм «Изображая жертву» получил Главный приз Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр-2006» и Гран-при первого Римского МКФ. Фильм «Юрьев день» (2008) был отмечен на кинофестивале «Кинотавр-2008» в номинации «Лучшая женская роль» (Ксения Раппопорт). В 2009 году Серебренников снял новеллу «Поцелуй креветки» для киноальманаха «Короткое замыкание». В 2012 году его картина «Измена» была включена в основной конкурс 69-го Венецианского МКФ. Премьера фильма «Ученик» состоялась в рамках программы «Особый взгляд» Каннского МКФ 2016 года, где картина была удостоена приза независимой французской прессы имени Франсуа Шале. За «Ученика» Серебренников также получил приз за режиссуру на Открытом Российском кинофестивале «Кинотавр».

Роль лидера «Зоопарка» Майка Науменко исполнил фронтмен группы «Звери» Рома Зверь (Роман Билык). Для него это первая роль в игровом кино. Роман очень похож на Майка, и был главным кандидатом на роль с самого начала.

Наталью Науменко сыграла Ирина Старшенбаум, больше всего известная своим актёрским дебютом в полнометражном кино - главной ролью в фантастической драме Фёдора Бондарчука «Притяжение». Кстати, на съёмках «Притяжения» Ирина познакомилась и начала встречаться с актёром Александром Петровым. Но когда Старшенбаум пришла на пробы «Лета», Кирилл Серебренников сразу сказал, что они с Романом - пара, будто всю жизнь живут вместе.

На роль Цоя изначально хотели найти корейца. Порой от этой нелёгкой идеи отходили, но снова к ней возвращались. Было более 2000 кандидатов на эту роль, правда, некоторых даже не показывали режиссёру. Всё это продолжалось до тех пор, пока не обнаружили замечательного Тео Ю, который несколько старше необходимого возраста, но что было принципиально: он хороший музыкант. Дальше был титанический труд по запоминанию актёром русских слов - он не говорит по-русски. Тео Ю родился и вырос в Кельне (Германия). В 2001 году, в 20 лет, он уехал учиться актёрскому мастерству в Институте театра и кино Ли Страсберга в Нью-Йорке. Позже продолжил обучение в Лондоне - в Королевской академии драматического искусства. В 2009 году Тео Ю переехал в Сеул (Южная Корея), в его портфолио уже были съёмки в нескольких независимых фильмах и в театральных постановках в Нью-Йорке и Берлине. Осев в Сеуле, Тео Ю продолжает сниматься в кино. В его фильмографии такие ленты, как: «День-ночь, день-ночь» Джулии Локтев  (МКФ в Каннах, 2006), «Один за другим» Ким Ки Дука (МКФ в Венеции, 2014), «В поисках Сеула» Бенсона Ли (фестиваль «Сандэнс», 2015), «Равные» Дрейка Доримуса (МКФ в Венеции, 2015). Тео Ю свободно владеет немецким, английским и корейским языками. Своими увлечениями называет баскетбол, хип-хоп-танцы, танго и кулинарию.

Несколько других персонажей «Лета» наделены лишь некоторыми чертами известных людей. Это: Леонид в исполнении Филиппа Авдеева (прототип - Алексей Рыбин, гитарист первого состава группы «Гарин и гиперболоиды» и «Кино»), Панк в исполнении Александра Горчилина (прототип - Андрей Панов или Свин, лидер и вокалист «Автоматических удовлетворителей»), Боб в исполнении Никиты Ефремова (прототип - Борис Гребенщиков).

Съёмки «Лета» начались в июле 2017 года в Санкт-Петербурге и продолжались до конца августа. Но завершить работу над фильмом в штатном режиме Серебренникову помешал домашний арест по скандальному делу «Седьмой студии». Режиссёр снял практически всё, лишь некоторые технические вещи пришлось потом доснять по его запискам, по предварительным репетициям, записанным на телефоны и гаджеты. К февралю следующего года Серебренникову удалось смонтировать фильм, не нарушив наложенных судом запретов, поскольку делалось это дома, на компьютере, не подключённом к интернету.

В фильме звучат каверы как оригинальных песен Майка Науменко и Виктора Цоя, так и западных исполнителей: Лу Рида, Дэвида Боуи, Игги Попа, «Talking Heads» и «Mott the Hoople».

За изобразительное решение фильма и воссоздание среды 1980-х отвечали оператор Владислав Опельянц («Богиня: как я полюбила», «Статский советник», «12», «Утомлённые солнцем-2»: «Предстояние» и «Цитадель», «Поддубный», «Солнечный удар», «Без границ», «Воин», «Ученик», «Заложники»), художник по костюмам Татьяна Долматовская (работала с Серебренниковым на «Ученике») и художник-постановщик Андрей Понкратов (тот самый, который работает со Звягинцевым, и который создавал сложнопостановочный мир «Дуэлянта» Мизгирева).

Ещё до выхода на экраны «Лето» подверглось резкой критике («ложь от начала до конца») со стороны Бориса Гребенщикова (ответил отказом на просьбу киногруппы поддержать картину, добился того, что ни его музыки, ни его имени нет в фильме) и одного из основателей группы «Кино» Алексея Рыбина (запретил авторам использовать своё имя в этом фильме). Также резко раскритиковал фильм музыкальный продюсер Андрей Тропилло, который описал режиссёра Серебренникова как «человека чуждого рок-культуре и ничего о ней не знающего». Правда, все оппоненты «Лета» картины не видели и судили о ней только по сценарию.

Весной 2018 года стало известно, что «Лето» отобрано для основного конкурса Каннского МКФ. Попадание фильма в Канны вывело ситуацию с «Летом» на международный уровень. В каждой статье о главном мировом кинофестивале европейские и американские СМИ в обязательном порядке отмечали, что режиссёр не может приехать на фестиваль из-за уголовного дела. Серебренникова также сравнивали с Джафаром Панахи, которого власти Ирана ещё в 2010 году осудили за оппозиционную деятельность и запретили покидать страну. Позволить Серебренникову съездить в Канны, чтобы представить свой фильм, не смог даже президент России. Как рассказал директор Каннского фестиваля Тьерри Фремо, в ответ на просьбу французского МИДа Владимир Путин ответил, что был бы рад помочь, но суды в России независимые. Позже выяснилось, что ответ направлял не президент, а российский МИД. В итоге представлявшие «Лето» актёры вышли на красную дорожку со значками с фотографией Серебренникова и с плакатом, на котором было написано «Kirill Serebrennikov», напомнив о том, что режиссёр тоже должен быть на показе. Это фото обошло всю западную и российскую прессу. Первый, торжественный показ «Лета» состоялся в среду, 9 мая, вечером (по московскому времени уже почти ночью), а прессе картину показали утром в четверг, и оба эти показа оказались, без сомнения, успешными. Билеты на премьеру были раскуплены полностью, каждый раз после окончания картины раздавались аплодисменты. В результате «Лето» увезло из Канн приз за лучший саундтрек.


ИЛЬЯ СТЮАРТ, продюсер:
«Мы долго носились с этим проектом. Выкупили права на музыку Виктора Цоя и группы «Кино». Дальше прорабатывали много разных идей, вариантов… Мне хотелось обратиться с этим к Кириллу Семёновичу, хотя казалось, что не совсем его материал. И всё же, когда в очередной раз переписали сценарий уже с Михаилом Идовым и его женой Лили, мы показали его Серебренникову. Это был совсем ранний вариант. После его согласия, началась серьёзная совместная работа. Он сразу стал соавтором сценария… Вместе с авторами они искали форму, хотелось сделать историю больше про дух времени, его музыку. На мой взгляд, сочинялся и свой киноязык. Для Серебренникова самое увлекательное - лабораторный поиск. Таков его способ работы в драматическом театре, балете, в опере, и теперь в кино».
«Как бы мы ни фантазировали, когда мы рассказываем о реальных людях, появляется два лагеря: тех, кто нас поддержали, и которые отвергают саму попытку прикасаться «к святыням». «Лето» - это авторский взгляд на эпоху и её людей. Хотя, думаю, найдутся сведущие люди, которые рассмотрят в кудрявом мальчике с наушниками и кассетами Артемия Троицкого, неочевидно обозначенного. Там много «пасхальных яиц» для ценителей».
«Мне кажется, съёмочная площадка Кирилла Семёновича Серебренникова - это «одна абсолютно счастливая деревня», место, где все творят и думают только об этом. Где царят дружеские, почти семейные отношения. Вокруг тучи сгущались, а на съёмках царила атмосфера любви и счастья. До последней минуты… До сих пор. Он умеет создавать такое настроение. Когда и любовь, и работа неразделимы. И все артисты, осветители, операторская группа - заряжаются градусом этой энергии любви. Это особо чувствовалось в день, когда его арестовали - все объединились в одно целое, были одной командой. Не было ни одного человека на площадке, кто бы не выразил желания помочь, поддержать».
(о слухах, что фильм отобран исключительно по политическим соображениям) «Мне кажется, люди, которые об этом говорят, не понимают, как сложно, многоступенчато устроен процесс отбора кинофестивалей, особенно Каннского. Бывали случаи, когда отмечали политически значимое кино, но, как правило, в параллельных программах. Когда более чем из 2000 заявок со всего мира выбирают 21 лучший фильм, снятый в этом году, политическая конъюнктура отступает. Работы Серебренникова уже были в Каннах и Венеции, всё, что он делает, имеет международный резонанс».
«Лето» - и про сегодняшний день. И эту энергию переклички времён чувствует зритель».

МИХАИЛ И ЛИЛИ ИДОВЫ, сценаристы:
«Это фильм не «про Цоя» в прямолинейном значении. Он скорее про то, каково быть подростком в Ленинграде начала 1980-х: городе невероятной затхлости, свежести, злости, любви, гения, идиотизма... И всё это ещё до того, как герои начнут петь. Нам немного боязно было заступать на территорию полноправного рок-мюзикла, но когда стало известно, что режиссёром будет Кирилл Серебренников, страх моментально улетучился. Остался бешеный восторг».

КИРИЛЛ СЕРЕБРЕННИКОВ:
«Мы оставляем другим нашим коллегам право снять картину о жизни Цоя - по дням, по годам. Это будет летняя музыкальная история про любовь совсем молодых людей, которые любят и играют рок-н-ролл, история очень чистая, романтическая, пронзительная. Мы придумываем картину про любовное настроение, свободу и музыку. Я вообще считаю, что свободы без любви не бывает. И эти ребята, про которых мы снимаем фильм, ощущали себя свободными, хоть и жили за железным занавесом, и при этом умели любить на полную катушку».

РОМАН ЗВЕРЬ:
«Меня привлекла работа над фильмом с таким талантливым режиссёром. Потому что подобное происходит у нас в стране нечасто, поучаствовать в таком хорошем большом кино не получается даже у некоторых актёров, не говоря уже обо мне, о музыканте. А по поводу перевоплощения - да нет, там особо установок не было от режиссёра, просто больше, наверное, играл самого себя, и, уже когда фильм был смонтирован, я нашёл очень много общего в моей музыкальной карьере и в жизни Майка. Какие-то параллели провёл уже позже, спустя большое количество времени после съёмок фильма».
«Фильм рассказывает об отрезке, когда ещё не началась перестройка, но вот-вот должна была. Тогда происходила небольшая революция в сознании людей, начинала появляться абсолютно другая жизнь, какая-то свобода. Фильм о последних годах этого времени, после которого началось всё. Музыканты начали ездить на гастроли, появился некий шоу-бизнес, каждый стал сам по себе. Всё, в общем-то, что мы видим до сих пор. А фильм как раз о том времени, когда все дружили, когда никто ещё ничего не делил: ни славу, ни деньги, ни привилегии. Это фильм об ушедшей эпохе, которая не повторится, да и не надо».
«Когда Кирилла арестовали в Санкт-Петербурге на съёмках фильма, вся наша дружная команда находилась дня три в состоянии шока. Но никто никуда не разъехался, все ожидали каких-то решений от продюсеров, потому что все понимали, что это просто подлость и удар ниже пояса. Такое гадкое дело. Сам кинопроцесс очень сложный, и не так просто собрать всех тех людей, которых мы собрали. Но вся наша кинокоманда приняла решение продолжать съёмки без Кирилла, насколько это вообще было возможно. Собственно, мы так и сделали, потому что нам было очень важно снять этот фильм. Когда пришли новости от Каннского фестиваля, конечно, мы все обрадовались. Мы искренне хотели снять прекрасный фильм, и мы искренне верим в то, что у нас это получилось».
«У нас была сложная задача, потому что в 1981 году не так было много инструментов и музыкантов, которые могли играть хорошо. Над звуком для большинства композиций, по крайней мере, русскоязычных (потому что там ещё есть англоязычные), работали музыканты группы «Звери». Сложная задача была в том, что мы не могли играть слишком хорошо, либо так, как играем мы, потому что тогда это была бы группа «Звери». Это было бы слышно. Нам приходилось искать различные варианты. Мы менялись инструментами, чтобы [звучание] было немножко кривое, живое и немного того времени. Мы реставрировали старые гитары. Мы восстанавливали гитару Цоя - у него была 12-струнка, но первых струн у него не было. Мы восстановили все гитары Майка. Но самое сложное было уже на сведении [звука] - как все эти песни должны были звучать? Плюс у нас уже была проблема коммуникации с режиссёром, мы даже не виделись… Мы делали аранжировки, потом Кириллу Семеновичу это каким-то образом приносил домой адвокат, он это слушал, давал комментарии - так или не так».
«На самом деле фильм не является байопиком. Там не рассказывается история про жизнь Цоя…Фильм-то не об этом. Фильм другой… жанр - другой. Этот жанр позволяет некие неточности».
«С интервью Бориса Борисовича произошла некая досадная оплошность. Дело в том, что он читал первый сценарий, который написал Миша Идов. Этот сценарий мы год назад с Кириллом Семеновичем читали и говорили: «Ну это, конечно, всё переделаем». Он переделывался миллион раз. От сценария, который был изначально, ничего не осталось. А Борис Борисович читал первый вариант сценария, который, конечно же, сырой».

ИРИНА СТАРШЕНБАУМ:
«Спасибо за лучшее лето в жизни», - с этими словами благодарности Кириллу Серебренникову мы провели съёмки этого фильма. Задачей режиссёра было воссоздать атмосферу жизни советской «общины», богемы и просто друзей, которые пили портвейн и слушали музыку, открывали свободу внутри себя, живя в отсутствии свободы. Всё, что было у них, было и у нас: посиделки с друзьями, книги, музыка, разговоры на кухне до утра и любовь. На протяжении всего съёмочного периода я пребывала в восторге и состоянии подростковой влюблённости - в группу, артистов, атмосферу и жизнь. Петербург, ночи, лучшие люди и профессионалы страны. Меня переполняет чувство счастья, когда я понимаю, что это кино было сделано в любви, свободе и роке».


ПРЕССА:

«Сюжет фильма Серебренникова нельзя назвать динамичным. Здесь нет многочисленных драматических поворотов, и даже напряжение внутри любовного треугольника нарастает очень постепенно. Это, скорее, зарисовки одного лета из жизни героев: они слоняются по Ленинграду, пьют вино, встречают рассвет на крышах, дурачатся на Финском заливе, влюбляются, а ещё, конечно, слушают любимую музыку, репетируют, выступают и сочиняют собственные песни. Но смотрится это очень легко - именно благодаря тому, что в фильме едва ли не большую роль, чем слова и события, играет музыка… Зритель оказывается то на рок-концерте (причём снято это так, что хочется начать подпевать прямо на сеансе или хлопать после песен), то - благодаря оригинальному решению Серебренникова - в мюзикле или видеоклипе с постановочными номерами, подпевающей массовкой и необычным визуальным оформлением. Кстати, визуальное решение для фильма в принципе выбрано неординарное. Он почти весь чёрно-белый (к чему, впрочем, быстро привыкаешь благодаря великолепной операторской работе Владислава Опельянца) с небольшими цветными вставками, которые неожиданно больше похожи на документальную хронику, нежели чёрно-белые кадры… Это, скорее, ностальгическая и романтическая фантазия о золотых годах русского рока, а ещё просто фильм о беспечной молодости и любви. Конечно, это ещё и фильм о свободе, но в первую очередь о свободе творческой» (Елизавета Сурганова, «КиноПоиск»).

«Кириллу Серебренникову уже выкатили претензии (и наверняка выкатят ещё) по части пунктуальной достоверности образов и событий предперестроечных 1980-х… Когда имеешь дело с легендой, протагонисты которой ещё живы, а фаны придирчивы и активны, невозможно удовлетворить всех. Серебренников и не пытается, вводя героя-комментатора, который несколько раз появляется, чтобы сообщить: этого на самом деле не было! Кто бы из требовательных знатоков темы что ни говорил, это в конечном счете не имеет большого значения, поскольку фильм состоялся в главном. Он обжигает искренностью, заряжен страстью, горечью и меланхолией, и он в конечном счете стал лучшим на сегодняшний день кинопроизведением Серебренникова с точки зрения отточенности и красоты формы… Картина прочитывается как метафора враждебного личности общества, которым оно (с краткими периодами просветлений) оставалось в России на протяжении практически всей истории. Но в этом же фильме очевидна и энергия сопротивления, которая рано или поздно прорывает тесноту компромиссов и мрак подпольного существования, чтобы прозвучать свободно и громко - как песни Виктора Цоя» (Андрей Плахов, «Коммерсантъ»).

«Расслабленная лёгкость - ощущение, которое настойчиво хочет передать фильм. Предложение в контексте русского кино непривычное и в чём-то даже фрондёрское, если, с одной стороны, учесть, что действие разворачивается под занавес брежневского застоя, а с другой, - что режиссёр завершал картину под домашним арестом. Казалось бы, как тут расслабиться? И всё-таки «Лето» оставляет за кадром как подробности нелёгкой жизни сторожей и кочегаров, которые только и делают, что воркуют о музыке, так и свинцовые мерзости режима… Ободранный Ленинград - ландшафт любви, которая пульсирует богато собранным саундтреком - в нём перепетые композиции «Кино» и «Зоопарка» встречаются с желанными для советского человека greatest hits Марка Болана и Лу Рида. Если реальность невозможно переделать, то её нужно принять и увидеть через чёрные-белые очки. Фильм Серебренникова многим обязан открытой контрастной широкоформатной картинке Влада Опельянца, который избавил кадр от любых границ. Это Ленинград с фотографий Бориса Смелова, но лишённый меланхолической поволоки. Город-курорт с вечными белыми ночами и фактурными тенями. Наверно, именно таким он предстает приезжающим на майские праздники москвичам… «Лето» красит нежным светом и героев. Мягкость трактовки юного Цоя корейским актёром Тео Ю обезоруживает. Майк Науменко в исполнении Ромы Зверя подрастерял свою горечь, но приобрел что-то другое - вежливую харизму не очень-то уверенного в себе человека… Особый слой фильма - DIY-культура, скопированные обложки пластинок, перерисованные постеры из зарубежных журналов, анимация, словно процарапанная прямо на плёнке. Этот «самопальный» слой дарит фильму правильное ощущение незавершённости - возможно, именно поэтому «Лето» идёт так долго, как будто вовсе не желая кончаться. Биографии людей на экране невозможно отливать в бронзе или высекать в граните, разве что нарисовать в школьной тетрадке шариковой ручкой. И уже за эту необязательность приговора, который выносят эпохе Серебренников и компания, хочется сказать спасибо» (Василий Степанов, «Сеанс»).

«Лето» производит сложное впечатление: у него рыхлая структура, но это во многом компенсируется энергией отдельных эпизодов, свидетельства несомненного таланта уживаются с не менее очевидными безобразиями, и если в целом фильм трудно счесть удачей, отворачиваться от него тоже было бы неправильно… «Лето» построено, в сущности, вокруг отсутствующего события, и главные герои норовят постоять в уголке. Любой синопсис этой картины слегка лукавит, она в каком-то смысле ни о чём, что, кстати, не обязательно плохо… Несколько эпизодов «Лета» проникнуты честной меланхолией, которая делает этот манерный и, в общем, поверхностный разговор по-настоящему интересным. Неслучившаяся любовь, неосуществлённые мечты, ранняя смерть, которая всегда где-то рядом с этими именами. Провинциальность и безысходность той легендарной эпохи, которые сидящий под замком режиссёр мог хорошенько прочувствовать без всякого «Кино» и «Зоопарка» (Станислав Зельвенский, «Афиша Daily»).

«Это не просто фильм с музыкой, но прекрасный образец современного мюзикла. То есть кино, где музыка становится дирижёром и одним из главных героев фильма. В музыкальных фрагментах творческая фантазия автора свершает самый головокружительный взлёт... Это история о 80-х. Переданных не только модами и причёсками, аккуратными стрижками блюстителей порядка и буйными шевелюрами его возмутителей, но и в иных ритмах, ином градусе оптимизма. Это история о юности, которая естественным образом свободна и не вписывается ни в какие выморочные установления… Ощущение спаянности всей делавшей фильм команды, её любви к материалу, эпохе, её героям, её музыке и своему лидеру пронизывает картину так ясно, что она воспринимается как художественное и человеческое единство, редкий в кино случай творчества и авторского, и коллективного одновременно. Она рождена верой в молодость, которая в конечном итоге всегда добивается своего» (Валерий Кичин, «Российская газета»).

«Испытания, как это бывает, лишь закалили сопротивляющийся им материал - в результате их преодоления появился, вероятно, самый «кинематографичный» фильм Серебренникова. В нём почти нет никакого театрального форсажа, вызванного его специфическим режиссёрским анамнезом. Там же, где этот форсаж присутствует - в четырёх эпизодах дикого музыкального «фэнтези» как бы экранизирующих тот культурный контекст (Игги Попп, Talking Heads, Лу Рид, Дэвид Боуи), в котором персонажи фильма живут в большей степени, чем в унылом советском быту - он ощущается как особенность почерка и мышления, присущая только КС, превращающая в оригинальное сочинение то, что в других руках могло оказаться лишь плоским изложением фактуры. Достигнутый режиссёром и его командой уровень качества, вполне себе беспрецедентного в постсоветском кинематографе - от великолепной работы гримёров-постижеров (с причёсками в российском кино отдельная беда) до массовых сцен, достойных заокеанского мюзикла - гарантировал выполнение одной из самых сложных задач. Как известно, труднее всего снять исторический фильм о совсем недавнем прошлом - времени, которое все помнят, от которого у каждого своё впечатление… Наивные времена расцвета подпольного русского рока КС удалось срифмовать с циничными нынешними во многом благодаря парадоксальному, но снайперски точному кастингу. Что бы ни говорили фанаты ныне, увы, почти полностью забытого Майка Науменко по поводу «морального несоответствия» Ромы Зверя статусу их кумира, кумир нового времени Зверь обладает не только портретным с ним сходством, но и - что гораздо важнее - редчайшей на сегодняшний день убедительностью лирического героя, на плечах которого держится эта акварельная, почти лишенная «драматургии» история. Щедро поделившись с Науменко своей харизмой и популярностью, Зверь в то же время тактично пригасил их до степеней, необходимых этой роли - его герой со своим «Зоопарком» не собирал стадионов, как группа «Звери», его песни не перепевают сегодня дети-артисты в программе «Голос», как песни Цоя и группы «Кино». Для Серебренникова, в спектаклях которого всё чаще возникает тема «лишних людей», Науменко - классический представитель этой вечной российской породы, угодивший в очередной «период» безвременья, запертый в нём словно между двух стен - без надежды вырваться и без особого ожидания «перемен» (Стас Тыркин, «Комсомольская правда»).

«В фильме Серебренникова показательно нет особенно острого конфликта героев со средой (два музыкальных номера, в которых этот конфликт намечен, решены подчеркнуто фантазийно) - здесь есть поскучневшие партийные функционеры с потерявшими к 1981 году всякий смысл текстами про советский народ, есть панки и рокеры. И те и другие более или менее понимают, что система абсурдна. И сосуществуют. Это сосуществование - ниточка, которая связывает эскапистское вроде бы музыкальное ретро о любви с сегодняшним днём. Именно она делает фильм Серебренникова… больше чем историей о любовном треугольнике, ни один из участников которого так и не решился действовать. Очень французские, открытые, отчасти в духе «Всех песен только о любви» Кристофа Оноре отношения главных героев перекликаются и с их существованием в изжившей себя системе. Пока ещё здесь нет максимализма – в любви или не в любви: во времена, предшествующие большим переменам (Цой погибнет в 1990-м, Науменко в 1991-м), место максимализма занимает не конформизм, а проживание. Жизнь, которая пришлась на застой, молодость, которая пришлась на именно это лето. Сторожа днём и музыканты ночью, влюблённые, не позволившие себе влюблённости, люди, не способные (пока) повлиять на систему, - понятные и сегодня герои. Правда, в том случае дождавшиеся всё-таки своих перемен» (Елена Смолина, «GQ»).



Сегодня


ДИКАЯ ЖИЗНЬ18 - 31 октября



Скоро


НА ГРАНИЦЕ МИРОВ25 - 31 октября

     

Оцените нашу работу














© 2009, кинотеатр «Орлёнок»

Карта сайта
Нижний Новгород, ул. Б.Покровская, 39-а
e-mail: orlenok-kino@mail.ru
Автоинформатор: 4-11-15-67
создание сайта