Призрачная нитьПРИЗРАЧНАЯ НИТЬ
(«Phantom Thread», США, 2017)
Режиссёр: Пол Томас Андерсон.
В ролях: Дэниэл Дэй-Льюис, Вики Крипс, Лесли Мэнвилл, Ричард Грэхэм, Сью Кларк, Джоан Браун, Харриет Лейтч, Дина Николсон, Джули Дак, Мэриэнн Фрост, Элли Бэнкс.
Жанр: драма.

Кутюрье Рейнольдс Вудкок (Дэй-Льюис) живёт в Лондоне 1950-х. Он обслуживает эксклюзивную клиентуру, и его жизнь подчинена строгому распорядку, который установился много лет назад. В правила Рейнольдса вписаны даже любовницы, которые у него периодически появляются. Он и его сестра Сирил (Мэнвилл) прилагают все усилия, чтобы работа их модного дома текла размеренно и гладко, с кем бы Рейнольдс ни делил постель. Когда модельер знакомится с официанткой Альмой (Крипс) и приглашает её к себе домой, все полагают, что это очередное временное увлечение и что Альма надоест кутюрье после того, как он придумает для неё несколько платьев. Но девушке мало быть манекеном для модных экспериментов, и она решает любой ценой добиться большего…

Основным источником вдохновения «Призрачной нити» стала жизнь замкнутого испанского кутюрье Кристобаля Баленсиаги. Среди его клиенток были королевы Бельгии и Испании. Впрочем, в числе прототипов главного героя ленты – целый ряд других известных кутюрье. Например, Чарльз Джеймс, родившийся в Англии в 1906 году. Родители попытались привить сыну манеры аристократа, но Чарльз в 20 лет отправился в Чикаго, где открыл магазин шляп собственной работы.

Пол Томас Андерсон (1970 г. р.) - американский кинорежиссёр, сценарист и продюсер, снявший восемь полнометражных фильмов: «Роковая восьмёрка» (1996, показана в конкурсной программе Канского МКФ «Особый взгляд»), «Ночи в стиле буги» (1997, номинация на «Оскар» за лучший оригинальный сценарий), «Магнолия» (1999, номинация на «Оскар» за лучший оригинальный сценарий), «Любовь, сбивающая с ног» (2002, приз за лучшую режиссуру в Каннах), «Нефть» (2007, 3 номинации на «Оскар»: лучший фильм, лучшая режиссура, лучший адаптированный сценарий), «Мастер» (2012, «Серебряный лев» Венецианского МКФ за режиссуру), «Врожденный порок» (2014, номинация на «Оскар» за лучший адаптированный сценарий) и «Призрачная нить». Андерсон, наравне с Квентином Тарантино, Стивеном Содербергом, Ричардом Линклейтером и Спайком Джонсом, является одним из представителей поколения «режиссёров-самоучек», которые изучали режиссёрское ремесло не в киношколах, а просматривая тысячи фильмов на видеокассетах. Андерсон называет Мартина Скорсезе, Макса Офюльса, Стэнли Кубрика, Орсона Уэллса, Роберта Олтмена и Джонатана Демми своими главными вдохновителями в режиссуре. Критики говорят об Андерсоне, как об «одном из высших талантов современности». В 2007 году журнал «Total Film» поставил Андерсона на 20-е место в списке величайших режиссёров всех времен. В 2011 году еженедельник «Entertainment Weekly» признал его 10-м величайшим режиссёром современности, охарактеризовав его, как «одного из наиболее динамичных постановщиков, заявивших о себе в последние 20 лет». «Призрачная нить» с бюджетом в 35 миллионов долларов стала вторым по дороговизне проектом (первый - «Магнолия») Пола Томаса Андерсона. Основные съёмки «Нити» начались в конце января 2017 года в Англии. Кстати, предыдущий фильм, который Пол Томас Андерсон снимал за пределами своей родной Калифорнии, был «Роковая восьмёрка». Пол Томас Андерсон также является сценаристом, продюсером и оператором «Призрачной нити», и это его второй фильм, исследующий 1950-е годы. Первым был фильм «Мастер» (2012). Сценарий «Призрачной нити» Пол Томас Андерсон написал совместно с актёром Дэниэлом Дэй-Льюисом.

Дэниэл Дэй-Льюис ранее уже снимался у Пола Томаса Андерсона в фильме «Нефть» и за этот фильм получил «Оскара» в номинации «лучшая мужская роль». Сэр Дэниел Майкл Блэйк Дэй-Лью́ис (1957 г. р.) - британский актёр, горячий приверженец системы Станиславского, его актёрские методы в некоторых случаях негативно отражаются на собственном здоровье. Дэй-Льюис тщательно подходит к выбору кинопроектов и обычно снимается всего лишь раз в 3-5 лет. В кинопрессе часто именуется одним из величайших актёров в истории, невзирая на то, что в его фильмографии нет и 30 ролей. Он единственный актёр в истории Американской киноакадемии, трижды удостоенный премии «Оскар» за лучшую мужскую роль (кроме «Нефти», это работы в драматических байопиках «Моя левая нога» и «Линкольн»). Также снимался в фильмах «Моя прекрасная прачечная» (1985), «Невыносимая лёгкость бытия» (1988), «Последний из могикан» (1992), «Во имя отца» (1993), «Эпоха невинности» (1993), «Боксёр» (1997), «Банды Нью-Йорка» (2002), «Девять» (2009). Дэй-Льюис ведёт уединённый образ жизни, практически не давая интервью и редко появляясь на публике. В 2013 году был признан журналом «Time» одним из ста самых влиятельных людей в мире. В привычной для себя манере Дэй-Льюис (говорят, прирожденный модник) тщательно подошёл к подготовке к роли модельера Рейнольдса Вудкока в «Призрачной нити». Известный не менее болезненным, чем его герой, перфекционизмом, артист два года учился шить платья в Центре Костюма музея Метрополитен, а также у Марка Хаппеля, художника по костюмам «Нью-Йорк Сити балета». Это вряд ли удивит тех, кто помнит, как Дэй-Льюис сам вырубил из дерева каноэ на съёмках «Последнего из могикан». 20 июня 2017 года Дэй-Льюис объявил о том, что после съёмок в «Призрачной нити» заканчивает свою актёрскую карьеру. Несмотря на заявление, некоторые эксперты уверены, что в будущем Дэй-Льюис ещё вернётся в кино. Британский актёр уже покидал кинематограф на пять лет. После фильма «Боксёр» он решил вернуться к своему старому увлечению - столярному мастерству. Затем Дэй-Льюис переехал во Флоренцию, где открыл для себя профессию сапожника и стал подмастерьем известного итальянского мастера Стефано Бемера. Считается, что актёр вернулся в кино по огромной просьбе Мартина Скорсезе.

Партнёршами Дэй-Льюиса стали любимая актриса Майка Ли Лесли Мэнвилл («Высокие надежды», «Тайны и ложь», «Кутерьма», «Всё или ничего», «Вера Дрейк», «Ещё один год», «Уильям Тёрнер») и малоизвестная люксембургская актриса Вики Крипс («Ханна. Совершенное оружие», «Аноним», «Самый опасный человек», «Колония Дигнидад»), которую Пол Томас Андерсон не знакомил с великим напарником вплоть до первого дубля.

Это четвёртый полнометражный фильм Пола Томаса Андерсона, музыку к которому написал композитор Джонни Гринвуд. Кстати, Андерсон поставил несколько клипов для группы «Radiohead», участником которой является Гринвуд.

«Призрачная нить» получила 6 номинаций на премию «Оскар»: лучший фильм, лучший режиссёр, лучшая мужская роль (Дэй-Льюис), лучшая женская роль второго плана (Мэнвилл), лучшие костюмы, лучший саундтрек. Дэниэл Дэй-Льюис был также номинантом на премию «Золотой глобус» и премию Британской киноакадемии.


ПОЛ ТОМАС АНДЕРСОН:
«В «Призрачной нити» во главе угла стоит стиль, поэтому изначально мы хотели, чтобы главный герой выглядел как денди лондонский, как какой-нибудь Бо Браммелл. Эта идея не получила полного воплощения, она несколько мутировала, но всё равно Вудкок получился достаточно щеголеватым. Про Браммелла мне когда-то рассказал Джонни Гринвуд. С этого, собственно, и начался сценарий: я читал про денди Браммелла и про его правила умывания, затем начал придумывать персонажа, писать сценарий - и вот уже твой главный герой рассказывает кому-то о своих ежеутренних водных процедурах».
«У Вудкока, очевидно, уши торчат из Кристобаля Баленсиаги, но при этом они всё же поразительно разные по характеру. Я, конечно, не был с Баленсиагой знаком лично - он умер, когда мне было два года. Но если бы я был его потомком, я бы возмутился: «Постойте-ка! Рейнольдс Вудкок - говнюк, а Баленсиага таким не был». Я много про него изучил и узнал, что он и вправду не был жестоким или злым, он просто был очень требовательным и помешанным на своей работе. Также в числе дизайнеров, которые вдохновили меня на создание образа Вудкока, можно назвать легендарного Чарльза Джеймса. Кажется, в интернете какое-то время активно циркулировал слух о том, что мы снимаем именно байопик Чарльза Джеймса, потому что Дэниэл настолько погрузился в изучение материала, что общался с его семьей. Джеймса считают одним из величайших в своём деле, но ему так и не удалось добиться должного успеха, потому что он был абсолютным профаном в бизнесе и делал упор только на творческую сторону профессии. Просто, в отличие от нашего героя, у него не было сестры Сирил, которая следила бы за его делами. Ещё в Вудкоке полно от Нормана Хартнелла, который одевал королевскую семью, от Харди Эмиса, от ряда менее известных кутюрье, таких как Джон Кавана. Список очень длинный, мы отовсюду понабрали понемножку. Например, идею дома мы увели у Майкла Шерарда - он жил в типичном лондонском таунхаусе Георгианской эпохи, два этажа которого были отведены под пошивочную мастерскую».
«Меня совершенно не интересует мода в том виде, в котором она предстаёт сейчас. В 1950-е был расцвет этого искусства, в то время закладывались самые вечные тренды. И вообще мне очень интересно исследовать эту послевоенную атмосферу, когда люди вздыхали с облегчением и с головой кидались в роскошь. В кино сейчас вообще наметился такой тренд: нам всё меньше интересно делать фильмы, действие которых происходит после 1993 года. Просто неинтересно смотреть, как люди всё время в телефонах и компьютерных экранах. Скукотища же, никакой драмы. Когда можно кому-то позвонить или написать сообщение, теряется напряжение и понижаются ставки. К тому же, кому понравится смотреть, как дизайнер сидит и рисует эскизы на планшете за завтраком у кофеварки? Искусство пошива платьев - ручное, тактильное, там ткань надо выбирать наощупь, а не по оттенку на экране компьютера. Стежки, напёрстки, шелест выкроек, стук колеса допотопной швейной машинки - вот что красиво».
«При работе над фильмом мы постоянно думали о Хичкоке. Но это настолько естественно и неизбежно, равносильно тому, что в театре постоянно думать о Шекспире. «Ребекка» и «Головокружение» - два моих любимых фильма. А «Окно во двор» мы с Дэниэлом пересматривали вместе. Оно нас воодушевило так, как будто мы батарейки перезарядили. Как кинематографисту, мне очень важно каждые пару лет устраивать себе ретроспективу Хичкока. Он всегда ловил кайф от процесса, даже когда снимал зловещие и странные картины, и этот его подход мне очень близок».
«Когда мы изучали биографии разных кутюрье того времени, мы пришли к выводу, что у них у всех сложился один и тот же паттерн: у каждого была сильная, волевая мать, которая научила их шить. И в большинстве своём они были избалованы настолько, что их ноги даже не дотрагивались земли. Их с детства готовили к тому, что это будет их профессия, на них делали ставку и плевали на их братьев и сестёр. Родители делали это для того, чтобы как-то выбраться из бедности или же всей семьей забраться на следующую ступеньку социальной лестницы. Так что результат этого воспитания потом проецируется на собственные отношения Вудкока с музами и женщинами, которые приходят и уходят из его жизни. Ему очень сложно состоять в здоровых отношениях, где не идёт постоянная борьба. Ему постоянно надо с кем-то бодаться. Но при этом он каждый божий день получает подарок в виде стайки восхищённых женщин, которые приходят к нему в мастерскую и открыто перед ним преклоняются, пока он их красиво одевает. У него голова трещит по швам от количества тараканов. Хороший персонаж, что уж там».
(о работе с Дэй-Льюисом) «Мы общались каждый день, постоянно, на протяжении года, и всё это ещё до того, как начались съёмки. Работа над проектом длилась почти три года, и Дэниэл оставил меня в покое, только когда я перебрался в монтажную. А так мы даже сценарий вместе писали. Ну, то есть писал я, но мы с ним обсуждали буквально каждый шаг».
(о саундтреке) «Для меня это Джонни от и до, но, может, это потому, что я его знаю очень близко, и эта музыка - самое органичное, что он мог сотворить. Да, возможно, тут немного больше романтизма, больше кружевных фортепианных пассажей, чем в творчестве «Radiohead». Но он там всё-таки один из пяти членов команды, так что эта его сольная музыка не может и не должна быть похожа на то, что делает группа. Здесь же только Джонни и его божественный талант. По-моему, он заслуживает всех наград мира. А знаете, что меня особенно радует? Мне некоторые люди говорили, что они слушают этот саундтрек в наушниках, в метро и даже на пробежках. Этот альбом уже живёт своей жизнью, его слушают как отдельное произведение, вне связи с фильмом, который они вообще, возможно, ещё и не видели. Вот от этой мысли у меня становится особенно тепло на душе».

ДЭНИЭЛ ДЭЙ-ЛЬЮИС:
«До начала съёмок картины я и сам не подозревал, что закончу с актёрской игрой. До старта мы с Полом много смеялись. А потом перестали, подавленные навалившейся печалью. Мы и сами этого не ожидали. Не понимали, что породили. С этим было очень непросто жить… Всю жизнь я обещал, что завяжу с актёрской игрой, и даже не знаю, что изменилось в этот раз, но этот порыв укрепился во мне, превратился в навязчивую идею… Я просто осознал, что должен это сделать. Не хочется злоупотреблять словом «артист», но обязанности этой профессии давили на меня. Я должен быть уверен в ценности собственного труда, который может показаться жизненно необходимым. Даже неотразимым. И если зрители в это верят, то этого должно быть достаточно. Но в последнее время это не так».


ПРЕССА:

«Обычно, когда видишь выдающийся фильм, хочется кричать о нём на каждом углу, чтобы никто его не пропустил. «Призрачная нить» другая. Она из тех редких картин, которые хочется утащить домой и запереть в шкатулку. Оставить только для себя. Безусловно, это кино не для всех. Не в том банальном смысле, что авторское кино (якобы) может смотреть только подготовленная публика со специальным вкусом. В этом фильме настолько самобытный темп, ритм, стиль и язык, что ты или совпадаешь с ним и ловишь кайф - или не понимаешь вообще ни черта. Настройки на волну «Призрачной нити» не гарантирует как тщательное изучение тематической подоплёки - ремесла британских кутюрье до наступления эры прет-а-порте, так и подробное ознакомление с поздними фильмами Пола Томаса Андерсона, одного из самых загадочных режиссёров современной Америки. Кажется, теперь можно без экивоков добавить: гения… Просмотр «Призрачной нити», в которой даже финал вызывает массу вопросов и противоречащих друг другу трактовок, сродни квесту - поиску зашитого в ткань фильма послания. Это может раздражать, а может интриговать» (Антон Долин, «Meduza»).

«Это самый, вероятно, прямолинейный и простой для восприятия из восьми фильмов Пола Томаса Андерсона: мужчина, женщина (две женщины, если считать сестру), их отношения. Герои редко покидают лондонский дом дизайнера, а камера - которой в этот раз управлял сам режиссёр - неохотно отрывается от их лиц; разве что ради нарядов. Формально говоря, английский опыт Андерсона - классическая костюмная мелодрама про потаённое бурление страстей. Но конечно, Хичкок ему ближе Джеймса Айвори, и Андерсон распарывает и перекраивает жанр в своей фирменной величественной и в то же время хулиганской манере… Перфекционизм, который уж точно роднит героя и автора, его требовательность и внимание к деталям видны и слышны в каждом кадре: в почти издевательски безупречном освещении, положении тел, повороте голов, ритме движений, в переливах несмолкающего оркестра (Джонни Гринвуд должен получить «Оскар» если не за качество, то за количество материала), в очередном (якобы последнем, хотя верится с трудом) актёрском подвиге Дэй-Льюиса… Это блестящее, но довольно изнурительное кино - к тому же со спорными, если вдуматься, и даже рискованными по нынешним временам идеями. Впрочем, для фильма о том, что мучение входит в меню нашего, так сказать, сосуществования, зритель отделывается сравнительно легко» (Станислав Зельвенский, «Афиша daily»).

«Пожалуй, именно взаимоотношения двух людей, которые являются друг для друга одновременно притягивающими и отталкивающими персонами, порой играя в прихотливую и запутанную игру между учеником и наставником, слугой и хозяином, подчиняющимся и тем, кто доминирует над находящимся с ним рядом, фактически становятся центром «Призрачной нити». Между прочим, среди иных аналогий, почему-то приходящих на ум во время просмотра, надо бы назвать «Исчезнувшую» Дэвида Финчера, ещё одного «интеллектуала Голливуда», пусть и воспринимаемого попроще Пола Томаса Андерсона, но тоже склонного к обманчивым повествовательным структурам. Фильм Андерсона в этом случае оказывается будто «Появившейся», поскольку молодая женщина, вдруг занявшая место подле одержимого в работе и привередливого во всём на свете британского модельера Рейнольдса Вудкока, вовсе не однозначна, как её кратковременная предшественница, и может только поначалу произвести впечатление скромной, светлой и чистой душою, словно сошедшей с полотен Яна Вермеера Дельфтского» (Сергей Кудрявцев, ivi).

«Призрачная нить» - фильм не столько о высокой моде, сколько об отношениях. Вернее, об их низкой, непарадной, вытесненной в полутьму спален и ванных комнат изнанке. Секрет, истина, спрятанная под лицевой стороной, зашитая под подкладку, - центральный образ этого фильма. Под штанинами своих консервативных брюк Рейнольдс носит вызывающие розовые носки, хранит в подкладке своих щегольских пиджаков портрет матери и вшивает в складки платьев тайные послания своим швеям и клиенткам. Точно так же и режиссёр Пол Томас Андерсон - в который раз - строит свой фильм как систему маскировки… Трагедия каждого из героев - в невозможности контакта с другим, невозможности распороть швы и узнать - что там, внутри… Странная, непристойная тайна, лежащая в основании рационального и респектабельного мира, - это вообще вполне хичкоковский конструкт. Впрочем, Андерсон нисколько не скрывает свои источники, прямо называя точкой отсчета «Нити» «Ребекку» - другую драму о любовном треугольнике между мужчиной, женщиной и призраком» (Василий Корецкий, «Коммерсантъ Weekend»).



Сегодня


ДЕВИЦА20 - 26 сентября



Скоро


СЕРДЦЕ МИРА27 сентября - 10 октября

     

Оцените нашу работу














© 2009, кинотеатр «Орлёнок»

Карта сайта
Нижний Новгород, ул. Б.Покровская, 39-а
e-mail: orlenok-kino@mail.ru
Автоинформатор: 4-11-15-67
создание сайта