08.10.2010

ДИКОБРАЗ

Прежде чем перейти к проекту «Игла. Ремикс» и попытаться оценить благие намерения Рашида Нугманова, необходимо ответить на пару вопросов. Чем была оригинальная «Игла» для конца 80-х? И чем интересен этот фильм сегодня?

Ремикс-б

«Игла» вышла на экраны в 1988 году (как и другой знаковый фильм того времени «Асса»). Перестройка была в зените, в родной истории обнаружено много зла, скрытое становилось явным, низы не хотели жить по-старому, верхи слегка «поплыли» и не до конца контролировали ситуацию. На повестке дня: общий шурум-бурум, интеллигентская критика и молодёжная романтика.

«Игла», в полном соответствии с происходящим, оказалась и болезненным уколом, и наконечником разящей шпаги. Авторы картины занялись осмеянием прошлого (досталось советскому ТВ и демагогам новой формации), борьбой с социальными пороками (наркомания, криминал) и героизацией нового времени (Моро). За каждое «идеологическое направление» отвечала культовая фигура (Баширов, Мамонов, Цой). Сюжет, брошенный в массы, был прост и нахален, как две копейки на ниточке. Вышел Моро из тумана, огляделся. Оказалось: Спартак – на трубе, Дина – в беде, Доктор – плохой. Так будут ли Моро и Дина снова вместе? На их пути – ампулы и злодеи. Моро вступает в бой…

Прелесть фильма, конечно же, была не в сюжете, а в манере его изложения. Тут с одной стороны – ирония, взрывающая традиционный нарратив контрапунктом звуковой и визуальной «игры в телевидение». С другой – покушающееся на каноны актёрского «реализма» невиданное доселе скоморошество Баширова и Мамонова. С третьей – нуар, жанр позаимствованный, конечно же, на Западе, что было весьма логично, поскольку мировоззренческий оптимизм на тот момент был опорочен предыдущим общественным строем, и силуэты нового мира рисовались, что называется, на облаках пунктиром. Нуар же подарил «Игле» спасительную тайну, недосказанность, избавил от комсомольского задора, и, не лишив главного героя стойкости оловянного солдатика, всё-таки подбросил скептицизма и пессимизма. Море - пустыня. Моро – одиночка, ночной гость. Он пришёл издалека, прошёл через огонь и ушёл в заснеженную даль. А снег (вспомните крымский снег в «Ассе»!) – «теперь это надолго»…

Сегодня цоевско-нугмановские «перемены», когда-то вовсе не ими с энтузиазмом выкрашенные в революционные (в лучшем случае – романтические) тона, облезли и приобрели свой естественный вид. В нашей стране перемены - вещь постоянно ожидаемая, но происходящая только в пространстве отдельно взятой души. О чём и предупреждал Цой – «всё находится в нас». Герой – это тот, кто остаётся собой, несмотря на тёплое место, клетчатый плед, платёжеспособность, а также и отсутствие всего этого. Три точки, поставленные в 88-м, оказались пророческими, отправляя Моро то ли в небытие, то ли вновь в андерграунд, то ли в пространство частной жизни…

Спустя двадцать с лишним лет «Ремикс» активно взялся модернизировать, дополнять и расшифровывать хрестоматийную «Иглу», устраняя всяческие непонятки. Отметки в мишени стали компьютерно-круглыми, брелок оброс лучиками, Моро обернулся подпольным бойцом, Спартак – каким-то демоническим продюсером, старую, неплохо подобранную фоновую музыку сменили на новую, лишив фильм изрядной доли ретро-очарования…

Увы, в конечном итоге все нововведения просто прилипли, как известно что - к известно чему. Ну, визуализировали нам сестрёнку Моро. Ну, попал постаревший Мамонов в телик. Ну, стало ясно, какие деньги требовал Моро у Спартака. И что? А ничего… И без того затейливо изложенная история превратилась в вычурную (вот помню, какая-то дама сидела в клетке, а почему - уже не помню), игровая стихия оригинала трансформировалась в комикс, который вкупе с проведённой разъяснительной политикой почти уничтожил романтику нуара.

А единственной по-настоящему идейной акцией авторов «Ремикса» стал финиш картины. Ёрническую финальную реплику оригинала («Ну, вот на этой оптимистичной ноте мы и закончим наш фильм») они претворили в жизнь уже буквально, перетасовав сцены так, что нуаровая открытая концовка стала чётким хэппи-эндом. Баста, карапузики, стабилизация на дворе и всё такое прочее…

Что же за странная идея такая – повернуть время вспять и поменять «группу крови» культовой картине, удачно и накрепко вписанной в своё время. И каким он ещё мог быть, этот нугмановский иглоремикс? Практически на 99 % (процент можно было придержать для чуда) только таким и мог - квёлым, нелепо перекроенным, вызывающим недоумение и раздражение у тех, кто понимал и принимал «Иглу-88». Кинематограф – не музыка (откуда ремиксы родом). Другая длительность, другая эстетика, другая идеологическая насыщенность. Прибавим сюда отсутствие у новаторов новаторских идей. И… чуда не произошло. Вместо этого – искуственный капустник.

Тогда зачем?! На-а-адо, - как говаривал хозяйственный Василий Алибабаевич. «Надо!», чтобы завернуть в новый фантик и продать во второй раз. Без особой злобы говорю. Понятно, законы рынка, понятно, что авторами двигали те самые благие намерения: ностальгия по настоящему, желание вернуть фильм зрителю, напомнить молодёжи о «богытырях» и т. д. и т. п. И всё-таки, лучше бы они просто отреставрировали оригинал, да, например, сделали бы к нему интересное вступление, в котором здесь и сейчас вспомнили о той, легендарной «Игле». И тогда не пришлось бы натужно шаманить насчёт того, что Цой, ура-ура, жив. Он не нуждается в таких напоминаниях.

Павел ТИМОШИНОВ



Сегодня


ПРАВДА13 - 19 февраля



Скоро


ЭМА: ТАНЕЦ СТРАСТИ21 - 26 февраля

     

Оцените нашу работу
















© 2009, кинотеатр «Орлёнок»

Карта сайта
Нижний Новгород, ул. Б.Покровская, 39-а
e-mail: orlenok-kino@mail.ru
Автоинформатор: 4-11-15-67
создание сайта