Громче, чем бомбыГРОМЧЕ, ЧЕМ БОМБЫ
(«Louder Than Bombs», Норвегия-Франция-Дания, 2015)
Режиссёр: Йоаким Триер.
В ролях: Гэбриел Бирн, Изабель Юппер, Джесси Айзенберг, Девин Друид, Рэйчел Броснахэн, Эми Райан, Руби Джеринс, Дэвид Стрэтэйрн, Меган Кетч, Венус Шултейс.
Жанр: драма.

Изабель Рид была знаменитым военным фотографом, и каждый день рисковала собой, но погибнуть ей было суждено в обычной автокатастрофе. Прошло три года, а её муж и два сына так и не смогли смириться с утратой. Отец пытается наладить собственную жизнь и отношения с детьми. Но каждый из них хранит собственные чувства к женщине, которая оставила о себе очень разные воспоминания. Собирая по кусочкам историю Изабель Рид, её родные обнаруживают, что знали далеко не всё про свою мать и жену…

«Громче, чем бомбы» - это третий полнометражный фильм Йоакима Триера и первый, снятый на английском языке. Предыдущие работы Триера уже успели привлечь к себе внимание международной публики. Его фильмы «Реприза» (2006) и «Осло, 31-го августа» (2011) заслужили признание критиков и были удостоены наград международных фестивалей, среди которых Каннский, «Сандэнс», МКФ в Торонто и Карловых Варах. После того как в одной из каннских программ показали «Осло, 31 августа», кто-то распустил слух, будто Йоаким - сын самого Ларса фон Триера. Но это не так. Хотя он родился в Копенгагене, причём в семье кинематографистов, он - другой Триер и вообще норвежец.

Роль военного фотографа Изабель Рид исполнила настоящая легенда европейского кино - Изабель Юппер. Роль старшего сына мастерски сыграл популярный молодой актёр и драматург Джесси Айзенберг, известный своими ролями в фильмах «Кальмар и кит», «Добро пожаловать в Zомбиленд», «Социальная сеть» (номинация на «Оскар»), «Римские приключения», «Иллюзия обмана», «Двойник», «Ультраамерианцы», «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости». Образ отца на экране воплотил Гэбриел Бирн, сыгравший в более чем 60 фильмах, среди которых «Экскалибур», «Готика», «Перекресток Миллера», «Мертвец», «Подозрительные лица». Настоящим открытием фильма стал молодой актёр Девин Друид, представивший на экране сложный образ 15-летнего подростка.

Над созданием фотографий Изабель Рид потрудилось несколько фотографов, среди них несколько работ известного французского фотографа Александры Була.

Впервые с 1979 года норвежская лента попала в основной конкурс Каннского МКФ. Картина «Громче, чем бомбы» стала участником основной конкурсной программы 68-го Каннского МКФ 2015 года.


ЙОАКИМ ТРИЕР:
«Нам со сценаристом Эскиль Фогт всегда хотелось делать кино для интернациональной аудитории, и то, что «Репризу» и «Осло, 31-го августа» так хорошо приняли в разных странах, стало для нас настоящей наградой. Особенно ценным оказалось то, что фильмы интересны международной публике благодаря их национальным особенностям. Из этого мы извлекли урок и, прежде чем приступить к фильму «Громче, чем бомбы», мы тщательно изучили характеры и те локации, в которых они должны были находиться. Я на самом деле верю, что, как кинематографист, вы определяетесь больше не тем языком, на котором говорите, но кинематографическим языком, с помощью которого вы создаёте историю. Другая сторона создания англоязычного фильма, это возможность работать с потрясающими актёрами международного уровня, то, чего мне хотелось уже очень давно. Будучи киноманом с детства, я вырос на зарубежном кино. Это обычное дело для молодого человека, отправиться в Синематеку в Осло, а тем же вечером посмотреть француза Луи Малля, японца Одзу или американца Сидни Люмета. Кинематограф, в моём представлении, всегда был и остаётся способом преодоления языковых барьеров».
«Мы искали название, которое смогло бы выдержать баланс между непростой семейной историей противопоставленной истории матери, её профессиональным амбициям, опыту, который она обрела, работая за границей как военный фотограф. В несопоставимости переживаний, как мне кажется, скрыта интрига. Это, конечно, ещё и название первого американского альбома группы «Smiths». Но фильм не о войне, и не о группе «Smiths». Оказалось, что название альбома группа «Smiths» позаимствовала у американской поэтессы Элизабет Смарт, это цитата из её книги «На станции центрального вокзала я села и заплакала». И мне очень понравилось, что у этой фразы американское происхождение, так как работал над картиной я в Штатах».
«Я хотел поговорить о семье и о цене амбиций, о невероятной и вызывающей восхищение работе военного журналиста на одной чаше весов и о постоянной нужде быть частью семьи, присутствовать в семье - на другой. Я думаю, этот конфликт знаком многим».
«Много лет я являюсь фанатом Изабель Юппер, а несколько лет назад мы встретились на кинофестивале в Стокгольме. С тех пор мы оставались на связи, и я был очень взволнован, когда она приняла предложение сыграть мать в нашем фильме. Её персонаж не находится на экране всё время, она то появляется, то исчезает в течение фильма. Я не могу себе представить, чтобы какая либо другая актриса могла сыграть эту загадочную, ускользающую мать».
«Сочетание теплоты и ума, присущие Гэбриелу Бирну, было очень важно для создания образа Джина. Мы говорили о том, как мы устали от клише авторитарного отца, которому противостоят сыновья. Характер Джина во многом необычен, в плане той эмоциональной ответственности, и Гэбриел привнёс очень много жизненной правды и юмора в этот характер. Я думаю, он - тот тип актёра, который очень чутко реагирует на тему, положенную в основу сюжета».
«Джесси очень точен как актёр, и необычайно забавен, и я благодарен, что он проделал работу над новым для себя типом персонажа, возможно, обнаружив собственный уязвимые места в роли Джоны. Джесси очень умный и созидательный человек. К тому же, он прекрасный театральный драматург, о чём немногие знают. Наши обсуждения общей драматургии фильма и характера его персонажа были для меня очень вдохновляющими».
«Я заранее знал, что поиски актёра на роль Конрада окажутся самыми трудными. То, что мы нашли Девина Друида, большая удача для фильма. Он просто великолепный актёр и тут нечего добавить. Я очень горжусь тем, что мне довелось поработать с ним прежде, чем его талант заметят все остальные».
«Я думаю, что наша память, наше представление о себе, о собственной персоне, основанное на воспоминаниях, тема очень захватывающая и непростая. В фильме я стараюсь изобразить этот особенный процесс - воспоминание. Я хотел избежать того типа драмы, где все герои собираются вокруг умирающей матери, сидят в комнате и плачут. Наша история разворачивается через 3 года, после смерти матери и фокусируется на том эффекте, который её смерть оказала на трёх мужчин, пытающихся пережить это событие и двинуться дальше, каждый по своему собственному жизненному пути. Интересно то, как семейная жизнь заставляет тебя смотреть на себя со стороны, это постоянная переоценка собственной персоны. Почему у детей одних и тех же родителей такое разное отношение к последним? Как вы сможете найти общий язык между собой, когда иногда вам необходимо вырваться? Память хранит как отчаяние, так и надежду. В состоянии горя, люди часто описывают статичные, неизменные воспоминания. Я стараюсь показать это в фильме, непрерывная переоценка того, кто мы есть, позволяет нам освободиться от этих ступоров… В том, как мы переживаем нашу собственную историю, кроются возможности взглянуть на неё иначе… Поэтому эта несколько грустная история мне представляется безоговорочно оптимистичной».

ИЗАБЕЛЬ ЮППЕР:
«Йоаким Триер может быть малоизвестным для кого-то из зрителей, но я-то смотрела его предыдущий фильм «Осло, 31 августа», и он меня впечатлил. Он молод, но о нём уже все говорят - по меньшей мере во Франции. Не я оказала ему честь, а он мне. Я не прогадала и очень довольна».
«Роль фотографа - да, нечто совершенно особенное. Ведь я актриса, а фотоаппарат ставит меня в неожиданное положение: теперь я не в объективе, а спрятана за ним. В каком-то смысле это необычней, чем водить грузовик или пилотировать самолёт. То есть фотограф - нечто противоположное актёру. Однако в «Громче, чем бомбы» я возвращаюсь к сути актёрства, поскольку цель фильма - показать человека, скрытого за фотоаппаратом, обнажить его слабости и недостатки. При этом её интимная жизнь - нечто эфемерное, невозможное: вспомните, что к началу действия моей героини уже нет в живых… Я играю не личность, поскольку не обладаю на экране автономным, объективным бытием: я - умноженные друг на друга субъективные проекции».
«Звук взрывающихся бомб - это метафорически то, что происходит в жизни моей героини, так звучит её грусть и мучение, - вот смысл названия фильма».


ПРЕССА:

«Громче, чем бомбы» - это образцово-показательное фестивальное кино: медитативное, но не заумное, эмоциональное, но не слезливое, визуально красивое, но не абстрактное. История, рассказанная режиссёром Йоакимом Триером, понятна и многим в какой-то степени близка. Остаётся лишь посмотреть и сделать выводы… Многочисленные долгие сверхкрупные планы, рваный монтаж и нелинейное повествование, диалоги, зачастую начинающиеся ниоткуда и ведущие в никуда, делают фильм «живым», а погружение в него неизбежным - «Громче, чем бомбы» затягивает и завораживает… Как и любая правильная драма, «Громче, чем бомбы» не даёт готовых ответов на вопросы, не дарит рецепты решения проблем и не читает нотаций, но, как и положено, стимулирует разум и чувства. Мы слишком легкомысленно относимся к тому времени, что теряем в ссорах, упрямстве и бесконечной погоне за фантомами. Не лучше ли потратить пару часов на разговор по душам с близкими, родными и любимыми? Пока бомбы недопонимания не рванули» (Евгений Ухов, film.ru).

«Как смириться с утратой? Как писать о ней? Как снять о ней кино? Как жить дальше в условиях, когда единственный правдивый ответ на эти вопросы звучит «никак»? Норвежец Йоаким Триер, режиссёр неброских, но невероятно чувствительных, переполненных правдой пустоты и тишины фильмов, снял кино именно об этой невозможности. «Громче, чем бомбы» - кино, у которого травмированы не только герои, но и нарратив и, более того, стиль… «Нормальное» кино артикулировать ту боль, что испытывают персонажи Триера, не в состоянии - фильм норвежца же, несовершенный, дёрганый, то и дело рискующий показаться немодным или неадекватным, её проговаривает. И звучит она и правда громче, чем бомбы» (Василий Корецкий, Денис Рузаев, colta.ru).

«В «Бомбах» тема писательского творчества играет немаловажную роль. Они во многом и похожи на старательный роман начинающего автора… Если мужчины в «Бомбах» обладают характерами, то героиням остаются лишь реакции и аффекты. Даже персонаж Юппер, которому отдано немало экранного времени, скорее остаётся загадкой, если не вскользь проговоренной банальностью на тему военного синдрома. На уровне картинки и повествования фильм тоже похож на визуализацию многословного текста. Нарратив то путает зрителя сбитой хронологией, то перемежается искусными, но зачастую слишком вычурными абстракциями, порой неприятно напоминающими литературные упражнения. «Бомбы», таким образом, выходят большой подшивкой занятных находок, которые автор явно очень любит, но в процессе то и дело забывает подумать, так ли они ему нужны, а если нужны - то для каких целей. Ему, грубо говоря, по-прежнему недостает хорошего редактора» (Василий Миловидов, «Коммерсантъ Weekend»).

«Триер мастерски микширует времена, места, голоса, точки зрения, видеоформаты, реальное с воображаемым… Здесь есть свои удачи, но в те моменты, когда Триер позволяет себе мрачный юмор, - в прологе, например, или в эпизоде, где отец, тщетно пытаясь наладить диалог с сыном, разыскивает его персонажа на просторах онлайновых Elder Scrolls, - становится особенно понятно, как его прискорбно мало. Однако триеровская серьёзность тоже по-своему внушает уважение - в ней есть какая-то правильная бескомпромиссность. Вопреки украденному у «The Smiths» названию, тут никто не повышает голос - и меньше всех сам Триер. Конфликты децентрализованы, швы спрятаны, ключевые сцены замаскированы так, что их можно и не приметить. Из-за этого у невнимательного зрителя может сложиться впечатление, что режиссёр сам не вполне понимает, что и о чём хочет сказать, - и это, конечно, проблема режиссёра, а не зрителя. Но это вопрос темперамента, и так в данном случае происходит от избытка идей, а не от их недостатка. И пусть части этого фильма в каком-то смысле больше, чем их сумма, чем фильм в целом, «Громче, чем бомбы» однозначно показывает, что Триеру есть что прошептать, в том числе и на английском» (Станислав Зельвенский, «Афиша daily»).

«Громче, чем бомбы» - фильм тихий, лиричный, лишённый громких звуков. Его название отражает внутрисемейную трагедию (трагедию отчуждённых и непонимающих друг друга самых близких людей)… Меланхоличное настроение картины очень легко передаётся зрителю. Тем не менее в конце его ждёт надежда на обновление героев и восстановление утраченной ими близости. Кажется, неспроста на постер «Громче, чем бомбы» вынесен совершенно не имеющий к основной сюжетной линии кадр: юные черлидерши зависают, выполняя акробатические элементы, в высоком, чистом небе глубокого бирюзового цвета» (Валентина Дроздова, арт-журнал «Около»).

«Фильм «Громче, чем бомбы» – первый англоязычный проект Йоакима Триера - построен, казалось бы, на одних клише. Однако почему-то не раздражает. Триер мягко пальпирует банальные ситуации, включая тыщу раз использованный способ нелинейного рассказа. Но делает это без формалистских претензий. Однофамилец датского гения, норвежец Триер вступает в связь с загадочным (именно так) полем банального… Обозреватель «Variety» справедливо заметил, что этому фильму удивительным образом удаётся быть одновременно совершенно прямолинейным и восхитительно тонким… Пренебрегая похвалой банальности, надо всё же признать, что Йоаким Триер снял фильм щемящий» (Зара Абдуллаева, «Искусство кино»).



Сегодня


ОДНОЙ ВОЛШЕБНОЙ НОЧЬЮ12 - 18 декабря



Скоро


РЕАЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ В НЬЮ-ЙОРКЕ19 - 25 декабря

     

Оцените нашу работу
















© 2009, кинотеатр «Орлёнок»

Карта сайта
Нижний Новгород, ул. Б.Покровская, 39-а
e-mail: orlenok-kino@mail.ru
Автоинформатор: 4-11-15-67
создание сайта