Географ глобус пропилГЕОГРАФ ГЛОБУС ПРОПИЛ
(Россия, 2013)
Режиссёр: Александр Велединский.
В ролях: Константин Хабенский, Елена Лядова, Александр Робак, Анна Уколова, Евгения Хиривская, Агриппина Стеклова, Анфиса Черных, Евгения Крегжде, Максим Лагашкин, Виктор Узун, Анна Синякина, Андрей Прытков, Илья Ильиных, Михаил Леонтьев, Артем Орлов, Артём Останин, Анастасия Золотко.
Жанр: драма.

Биолог Виктор Служкин (Хабенский) от безденежья идёт работать учителем географии в обычную пермскую школу. Он борется, а потом и дружит с учениками, конфликтует с завучем, ведёт девятиклассников в поход - сплавляться по реке. Ещё он пьёт с друзьями вино, пытается ужиться с женой, водит в детский сад маленькую дочку и чувствует себя одиноким. Он просто живёт…

Фильм по одноименному роману Алексея Иванова, автора таких популярных книг, как «Общага-на-Крови», «Сердце Пармы», «Золото бунта, или Вниз по реке теснин», «Блуда и МУДО», «Псоглавцы» (под псевдонимом Алексей Маврин), «Комьюнити». Сценарий написал Александр Велединский при участии Валерия Тодоровского и Рауфа Кубаева. Действие фильма в отличие от романа перенесено из «лихих 90-х» в наши дни.

Александр Велединский родился 27 июля 1959 года в Горьком. В 1981 году закончил Горьковский Политехнический Институт (электрооборудование судов). В 1993-1995 г. г. учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров в мастерской А. Прошкина и В. Приёмыхова. В 1995 году за 18-минутный короткометражный художественный фильм «Анфан террибль» получил Специальный диплом жюри фестиваля «Святая Анна-95». В 2000 году выступил соавтором сценария телесериала «Дальнобойщики». В 2001 году снял по своему сценарию короткометражный художественный фильм «Ты да я, да мы с тобой» по мотивам рассказа В. Пьецуха с Сергеем Маковецким в главной роли. Фильм принял участие в 54-м Каннском МКФ, в программе «Особый взгляд». На 35-м МКФ EXPO в Нью-Йорке фильм получил «Приз за лучший дебют». Также картина стала обладателем Гран-при за «Лучший короткометражный фильм» на «Киношоке» в Анапе, приза «Гранатовый браслет» на кинофестивале «Литература и кино» в Гатчине, приза за лучший короткометражный фильм на кинофестивале «Послание к человеку» в Санкт-Петербурге. В 2002 году Велединский совместно с А. Сидоровым и И. Порублёвым становится автором сценария телесериала «Бригада». В этом же году он режиссёром-постановщиком и соавтором сценария телесериала «Закон». В 2004 году Велединский снимает полнометражный фильм «Русское» по собственному сценарию, написанномупо мотивам произведений Эдуарда Лимонова. На XX КФ «Окно в Европу» в Выборге эта лента признана «Лучшим игровым фильмом». В 2004 году Велединский по сценарию, написанному совместно с И. Порублевым, снимает фильм «Живой». За свою кинокарьеру Александр Велединский четырежды работал с Валерием Тодоровским как с продюсером (кроме «Географа…» это сериалы «Закон», «Бригада», «Ладога»).

Главную роль в «Географе…» сыграл Константин Хабенский («Женская собственность», «Убойная сила», «Механическая сюита», «В движении», «Ночной дозор», «Свои», «Дневной дозор», «Статский советник», «Бедные родственники», «Ирония судьбы. Продолжение», «Домовой», «Адмиралъ», «Чудо», «Выкрутасы», «Белая гвардия»). В романе главному герою Служкину 28 лет, в фильме герой Хабенского старше. Выбор актёра на главную роль одобрил автор книги Алексей Иванов, отметив, что герой Хабенского похож на изображение героя на обложке первого издания романа.

Исполнившая одну из центральных ролей молодая актриса Анфиса Черных (1996 г. р.) впервые снялась в кино в фильме «Крыша» (2009, режиссёр Борис Грачевский). С тех пор мечтает стать профессиональной актрисой. Также на её счету роль в мини-сериале «Цветы зла» (2013).

Чтобы найти исполнителей на роли школьников второй режиссер Ирина Третьякова проделала огромную работу. За три недели в Перми она посмотрела ни одну тысячу детей, чтобы найти тридцать человек. Искала через социальные сети, через газеты, объявления, через школы…

Съёмки фильма прошли в 2011-2012 годах в Перми и Пермском крае. В картине показана река Усьва, по которой герои совершают сплав, и скалы Усьвинские Столбы. Каскадёрские съёмки проводились на пороге Ревун на реке Исеть в Свердловской области. Всего было 34 съёмочных дня, две экспедиции и запланированный пятимесячный перерыв: для съёмок эпизода похода по реке ждали воды, которая бывает только на протяжении двух недель в мае, а в остальное время речка мелкая. Поэтому зимний блок снимался в ноябре 2011 года, затем ждали до апреля, чтобы снять интерьеры школы, в окна которой «заглядывала» весна, а потом съёмочная группа переехала за 200 км от Перми снимать поход.

Музыку для фильма написал гитарист группы «Аквариум» Алексей Зубарев. Кроме того, в фильме звучит множество песен - от классики до шансона. В трейлере фильма звучит песня «Я свободен» группы «Кипелов». Эта же песня звучит в картине, но в исполнении не Кипелова, а одного из персонажей.

Фильм «Географ глобус пропил» принимал участие в конкурсной программе XXIV Открытого Российского кинофестиваля «Кинотавр» в Сочи и получил там главный приз фестиваля, приз «За лучшую мужскую роль» (Константин Хабенский), приз им. М. Таривердиева «За лучшую музыку к фильму» (Алексей Зубарев), приз жюри кинопрокатчиков и специальный приз журнала «The Hollywood Reporter» - Анфисе Черных. Также картина была удостоена приза за «Лучший фильм» и Гран-при по результатам зрительского голосования IV Международного Одесского кинофестиваля; приза за 2 место в программе «Выборгский счёт» ХХI МКФ «Окно в Европу» в Выборге; приза за лучший актёрский состав и Гран-при зрительского конкурса 3-го МКФ «Край света» на Сахалине, а также приза почётного президента этого фестиваля Аллы Суриковой; приз имени Юла Бриннера (Анфисе Черных) на XI МКФ «Меридианы Тихого» во Владивостоке.

В октябре этого года показом фильма «Географ глобус пропил» открылась Неделя российского кино в Нью-Йорке. Открытие прошло в самом большом однозальном кинотеатре Нью-Йорка «The Ziegfeld Theater», рассчитанном на 1400 зрителей. Почти все места были заняты. Александр Велединский лично представил свой фильм публике. После просмотра зал аплодировал.


АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ:
«Географ...» для экранизации выбрал Валерий Тодоровский, и он очень внятно объяснил мне свой выбор… В «Географе...» Тодоровский увидел историю противостояния человека и судьбы, человека и мира, историю современного стоика, если угодно. Эта тема не привязана к конъюнктуре, общезначима и всегда актуальна».
«В работе над сценарием я не участвовал. В случае «Географа» я вообще не имел амбиций влиять на сценарий. Мой проект - книга, а фильм - проект режиссёра. Сценарий для меня интересен тогда, когда он рождается как сценарий, а не как сначала - роман, а потом переложение для кино. Я написал несколько сценариев, и некоторыми горжусь, но из-за проклятого кризиса проекты были остановлены и выжил только один - фильм «Царь» Павла Лунгина».
«На съёмках я был, но немного, чтобы не соваться киношникам под руку. Вообще-то я на съёмках далеко не впервые, вряд ли меня что-то удивило бы. Но всё же удивило. Школьные эпизоды снимали в той школе, где я сам проучился все десять лет, вот это обстоятельство и произвело наибольшее впечатление. Конечно, я не ожидал от своей судьбы такой необычной рифмы».
«Я очень рад, что в фильме главную роль сыграл Константин Хабенский. Это очень важное решение режиссёра. Можно было подойти к истории географа Служкина, так сказать, с аналитической точки зрения, то есть взять артиста-интеллектуала, который бы обыграл идеологию героя, его принцип «не быть никому залогом счастья». А можно было подойти с точки зрения человечности и взять артиста, который бы сыграл острое ощущение неправильности судьбы, неполноты жизни. Суть моего героя в том, что для счастья ему требуется немножко подлости. Чуть-чуть соврать, чуть-чуть смухлевать. В общем, все так и живут. А Служкин подлость заменяет свинством. Где надо сподличать, он свинячит, чаще всего - напивается. В итоге все считают его алкашом, неудачником, даже фигляром. И актёру надо сыграть душевную глубину там, где остальные просто ничего не видят. Это драма. А Хабенский - великолепный драматический актёр с огромным обаянием. Когда Хабенский на экране что-то делает, говорит, когда видно, какие у него глаза, какая пластика, то понимаешь, что происходит нечто важное. Вся эта киношная история - движение к человеку, а не прочь от него, и нелепый, но искренний герой - не пустышка, а стоик, смиренный защитник ценностей, который осознает своё несовершенство и потому никого не хочет обижать осуждением».

ВАЛЕРИЙ ТОДОРОВСКИЙ:
«Фильм изначально был задуман как зрительский. Сама повесть Алексея Иванова, которая лежит в основе фильма, достаточно демократична и не требует какой-то специальной подготовки, чтобы её читать. Таким вышел и фильм. Другой вопрос, что он не задумывался как аттракцион или чистое развлечение. Если представить себе, что люди в кинотеатрах способны смотреть простое «человеческое» кино, это тот самый случай».
«Я попросил Костю прочитать, мы с ним встретились, и он мне честно сказал, что не очень понимает, какой фильм я собираюсь делать из этой книги, что я в ней нашёл такого для экранизации. Я ему много чего рассказывал, но потом наступила пауза в наших разговорах, она длилась около двух лет. Но когда мы встретились с Костей в следующий раз, он уже всё отлично понимал. Возможно, потому что уже прошло немного времени, он был уже в другом состоянии, в другом настроении, и по-другому взглянул на материал».
«Роман Алексея Иванова «Географ глобус пропил», без сомнения, - лучшее, что написано в современной российской литературе о фигуре учителя. Роман, полный настоящего драматизма, юмора, предельной честности, и в то же время света, поэзии, любви к учителю - обыкновенному земному человеку, способному неформально отдавать себя ученикам - способен стать пронзительным фильмом для зрителей любого возраста. Потрясающие характеры взрослых и подростков дают возможность артистам сыграть исключительные роли».

АЛЕКСАНДР ВЕЛЕДИНСКИЙ:
«Я, прежде всего, очень ленивый человек. Я этим не горжусь, но и не стыжусь. Почему, спрашивают, ты не снимал семь лет. Честно отвечаю: ленился. Как-то я растерялся после того, как из-за кризиса и смерти Олега Ивановича Янковского у меня слетел один проект. У меня не было депрессии, у меня никогда её не бывает, но я лежал на диване, плевал в потолок, смотрел кино, торчал в интернете. Мои сценарии слишком остры казались продюсерам, у нас же продюсеры лучше всех понимают. Я всё равно уверен, что знаю лучше, но я не люблю ничего доказывать. Если человек меня не понимает, я просто отойду в сторону, как Служкин. Лучше я время потеряю, найду другого, с кем мы понимаем друг друга. Вот так и жил, пока два года назад не появилось это предложение, и сразу всё пошло-покатилось.
«Когда что-то интересное появляется на литературном небосклоне это рано или поздно экранизируется. Поэтому когда мне Валера Тодоровский предложил ознакомиться с романом Алексея Иванова, я согласился. Это большая литература, я считаю. Этот персонаж - Служкин - во многом я сам… Только что в школе не работал и в походы не ходил. Но у меня были свои «походы», и своя некая «школа». Сейчас я понимаю, что таким образом я готовился к этому фильму».
«Это огромная книга, на её основе можно было сделать очень неплохой сериал, но поскольку у нас двухчасовая картина - пришлось избавиться от каких-то линий, кого-то совместить, кому-то поменять место работы, кого-то сократить… Естественно, нет линии детства: в романе она - абсолютно замечательная, но в кино была лишней, параллельной. Все основные человеческие связи и персонажи остались».
«Мы ушли от 90-х годов, потому что, думаю, для этой книги не актуально время. Да, у нас в фильме есть мобильные телефоны, компьютеры, немного по-другому одеты люди, чем 15 лет назад. Но в целом люди-то остались такими же. Такие персонажи, как Служкин, были и в 50-е, и в 70-е, остались сегодня, и завтра они будут. В этом смысле роман вечный. Поэтому, зачем делать исторический фильм, если история абсолютно ложится на сегодняшнее время? Смысл тратить лишние деньги и силы?»
«Мы с Алексеем Ивановым впервые встретились в Перми на выборе натуры. Он посмотрел мои фильмы, мы пообщались… Мы его пригласили на съёмки, на втором съёмочном дне, в классе, отлично пообщался с детьми. Я его попросил помочь с одной сценой, он написал текст небольшого монолога, часть которого я взял в фильм».
«В романе Служкину 28 лет, у нас постарше: Иванов тоже обратил на этот факт наше внимание, но, вместе с тем, был очень рад, что играть будет Костя Хабенский. И когда Алексей увидел Костю на съёмках уже в костюме и в образе, то абсолютно в него поверил».
«Во время подготовительного периода мы с Костей Хабенским много говорили не только о его герое, но и о вампиловском Зилове из «Утиной охоты», тем более что Костя играл его в спектакле на сцене МХТ. Вспоминали и великую картину Романа Балаяна «Полёты во сне и наяву», и фильм Станислава Ростоцкого «Доживём до понедельника», и ленту «Пацаны» Динары Асановой, и роман «Обломов» Гончарова, и князя Мышкина из «Идиота» Достоевского, и чеховских персонажей. Надеюсь, всё это отозвалось в нашем фильме».
«Подготовительный период был долгий. И монтировал я фильм достаточно долго, потому что быстро снимал. Для меня это закон: быстро снимаешь – долго монтируешь».
«Порой приходится слышать, что герой книги и, соответственно, фильма слишком часто выпивает. Да, за ним водится этот грех. Но мы рассказываем всё-таки не про алкаша, а про нежную, мятущуюся душу русского интеллигента. Про человека грешного, но и в чём-то святого. Это в нашем фильме главное».
«Это фильм-притча. Он про нас. В нас во всех - Служкин, мы все - такой коллективный Служкин».

КОНСТАНТИН ХАБЕНСКИЙ:
«Чтобы этот фильм состоялся, я, режиссёр Александр Велединский и оператор Владимир Башта периодически вспоминали фильмы, на которых мы воспитывались, чтобы наша картина с ними ассоциировалась. При просмотре фильма «Географ глобус пропил» вспоминаешь «Полёты во сне и наяву», «Отпуск в сентябре», «Пацаны»... Эта планка, эти режиссёры и актёры как-то наполнили нашу кровь».
«Слава Богу, мне повезло в жизни поработать с некоторыми режиссёрами, которые имеют право называть себя режиссёрами. Александр - один из них. Задавая себе вопрос «Могу ли я быть режиссёром?», я говорю себе «нет». Просто потому что это отдельное мировоззрение, особая фантазия и, самое главное, воля и бескомпромиссность в некоторых вопросах. Это режиссёр с большой буквы… Александр Велединский делился со мной своими сомнениями. Мы искали, находили, фантазировали. Придумывали, «переворачивали» сцены. Это режиссёр, который отталкивается от актёров».
«Это одна из тех работ, в которой, как бы парадоксально это ни звучало, мы тянулись к внутреннему миру и фантазии нашего героя, хоть он и находится в упадке. Мы не насыщаем персонажа нашими качествами, а стараемся его «разгадать», угадать его фантазии и сделать так, чтобы этот фантастический сюжет был реальным. Наверное, поэтому после окончания съёмок какие-то реплики и формы поведения остались во мне. Не я насытил персонажа, а он насытил меня. И я счастлив, что так получилось».


ПРЕССА:

«Географ…» - книжный и экранный -  свободен от зовущего к победам державного пафоса, напротив, это история аутсайдера… Велединский сдвигает события романа из чумовых 90-х в современность, из тридцатилетних героев делает сорокалетних; и снимает кино морального беспокойства, продолжая разговор, ведшийся когда-то асановскими «Пацанами», «Утиной охотой», «Полётами во сне и наяву». Не боится откровенных цитат. По сути, весь фильм сшит по лекалам советского авторского кино с видимыми вкраплениями чеховских интонаций. Но в отличие от напряженных и безнадежных драм Зилова, Макарова, история учителя Служкина пронизана непобедимым, хотя и неочевидным оптимизмом. И этот внутренний непреклонный позитив отличает героя Константина Хабенского. От безысходности и душноты герой Янковского зарывался в сено, Зилов хоронил себя заживо. От ощущения пустоты и бессмысленности герой книжки Иванова выходил в финале на балкон и перед ним сияла пустыня одиночества. Герой Хабенского на балконе курит самокрутки с чаем, миролюбиво сносит истерики жены, продолжая существования «бивня» - белой вороны, живущей в коконе своей «неправильности», дурашливости, вне социализации, общепринятых норм. Он не надорван существованием на краю жизни, как Зилов или Макаров, рискующие в любой момент сорваться. Он просто живет себе «с краю», сам прописал себя «на обочине». Его придурь, юродство, фрондерство - броня, под которой уязвимость, добросердечная нежность. Во всём густонаселённом пространстве, может быть он один - не силится, а умеет быть счастливым, жить в согласии с собою» (Лариса Малюкова, «Новая газета»).

«Герой, на первый взгляд - маргинал и неудачник, очень знакомый тип в отечественной культуре. Есть прямые цитаты из фильма «Полёты во сне и наяву», вспоминается «Утиная охота» и даже «Иванов», однако это только отсылает к традиции, но не играет с ней, никаких постмодернистских ходов - всё внятно, спокойно и как ни удивительно, замечательно работает. Хотя бы потому, что главный герой, несмотря на сходство ситуаций, совсем другой человек, куда более гармоничный, чем персонажи Олега Янковского или Олега Даля… Хабенский сыграл свою лучшую роль, передав очень тонко и не линейно состояние нормального, реагирующего на внешний мир, и в то же время сопротивляющегося ему человека. Очень доброго, и главное, не желающего ничего менять насильно, умеющего ждать и оставлять за другими их свободу. И в то  же время - умеющего уходить от насилия. В общем-то - человека счастливого и свободного» (Алёна Солнцева, «Московские новости»).

«Считывать культурные коды во время просмотра фильма Велединского легко и приятно, это очень культурное кино. А если ещё и роман Алексея Иванова прочитать, можно уже и в кинотеатр прийти с готовыми костылями восприятия. Мающийся интеллигент. Кризис среднего возраста. Школьная драма. Роман воспитания. Контекстов в литературе и кино хоть отбавляй, недаром уже в самых первых откликах и вопросах на пресс-конференциях поминали и «Утиную охоту», и «Полёты во сне и наяву», и «Доживём до понедельника», и «Пацанов»… Герой Хабенского - герой весёлый, дурацкий, пьющий, не удачливый, не сказать, чтобы не переживающий по этому поводу, но искренне считающий, что всё это - не повод ныть и не быть счастливым. Именно со счастьем у всех отечественных рефлектирующих и мающихся героев до сих пор были несовместимые противоречия… Виктор Служкин мается не как Гамлет, Печорин, Обломов или Зилов, хотя не вспомнить их, может, и невозможно. Он мается, как мается каждый обычный человек, когда что-то не вытанцовывается, и обаяние верхоглядства и внутренней лёгкости делает его неотразимым и непотопляемым в море житейском… Это редкое и долгожданное кино: умное, остроумное, точное, умелое, ясное, смешное, чувствительное, энергичное. Каждая сцена построена сложно, но воспринимается просто, и от компетенции и желания зрителя зависит, на каком уровне восприятия остановиться» (Елена Грачева, «Сеанс»).

«Всё, что происходит в фильме «Географ глобус пропил», категорически неправильно… Потому что мы живем в неправильное время… Но умом Россию не понять - фильм Александра Велединского ближе других подошёл к этой неправильной истине. Его герой - из классической серии «лишних людей». От хрестоматийных персонажей русской литературы его отличат только одно обстоятельство: почти все окружающие - такие же «лишние». Это неправильное время, когда все стали лишними. Лишние люди не могут никуда двигать время, они в нём барахтаются и выживают каждый по-своему - поэтому и время кажется застрявшим. Но мы в нём, остановившемся, живем… Интересно, что поход, который в книге кажется отдельной, даже чуть затянутой повестью, в фильме становится его естественной кульминацией, проверкой на прочность всего, что было заявлено прежде. Драматургия фильма очень точна - даже точнее и эффективнее, чем в романе. Из ученической массы, которая вначале казалась безликой, вдруг проступают характеры: люди начинают видеть друг друга, учатся друг друга понимать. И всё это непосредственно касается нас в зале: мы с изумлением обнаруживаем, что уже любим этих буйных ребят, открывая в героях всё новые человеческие таланты. В неправильном фильме о неправильном времени сквозь коросту прорастают робкие побеги надежды. Нет, совсем не хэппи-энд, но его отдаленная возможность» (Валерий Кичин, «Российская газета»).

«Образ Служкина пропитан той самой любимой некогда «интеллигентностью» с начитанностью, романтическим настроем, умением тонко шутить, сложно ругаться и красиво отказывать женщинам. Странно, но при всех отталкивающих составляющих Служкин симпатичен, ему несложно сопереживать, его непростое положение заставляет прокручивать в голове варианты собственных поступков, а ведь это всегда непросто - создать такого экранного героя, которого может примерить на себя едва не любой зритель. Хабенский в этом безупречен, представить кого-то иного на месте литературного Виктора теперь уже невозможно… Похвала фильму была бы неполной без поклона в адрес места действия - столь аутентично, точно, эффектно, беззлобно, но с беспредельной грустью наши города давно никто не показывал. Пермь с её портом, её серыми коробками многоэтажек, с её блеклыми улицами и потерянными жителями - узнаваема и гнетуще противоположна реке, уральским склонам, водным порогам заключительного похода. В драматургии «Географа» можно выбрать множество ниточек, за которыми тянутся, казалось бы, совершенно не связанные друг с другом смыслы. Здесь есть и взросление, и проблема «лишнего» человека, и бытовая неустроенность, толкающая на досадные проступки, и победа над собой и природой, и вопрос самоидентификации… Но главная удача фильма - крайне тонкое и филигранное сочетание всех этих разнообразных слоёв. Над «Географом» можно и посмеяться, и поплакать, и подумать. О нём можно поговорить, и такое «внеклассное чтение» часто оказывается лучше, ярче и поучительнее любых уроков» (Евгений Ухов, Film.ru).



Сегодня


ОДНОЙ ВОЛШЕБНОЙ НОЧЬЮ12 - 18 декабря



Скоро


РЕАЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ В НЬЮ-ЙОРКЕ19 - 25 декабря

     

Оцените нашу работу
















© 2009, кинотеатр «Орлёнок»

Карта сайта
Нижний Новгород, ул. Б.Покровская, 39-а
e-mail: orlenok-kino@mail.ru
Автоинформатор: 4-11-15-67
создание сайта