РассказыРАССКАЗЫ
(Россия, 2012)
Режиссёр: Михаил Сегал.
В ролях: Владислав Лешкевич, Андрей Мерзликин, Дарья Носик, Андрей Петров, Игорь Угольников, Сергей Фетисов, Тамара Миронова, Константин Юшкевич, Любовь Новикова, Елена Нестерова, Василий Мичков, Глеб Орлов.
Жанр: абсурдистская комедия, социальная сатира, сказочный триллер, мелодрама.

Рукопись молодого писателя попадает в литературное издательство и начинает влиять на жизнь любого, кто откроет её и прочтет хотя бы страницу. Четыре рассказа из рукописи - это четыре истории с непредсказуемой развязкой, четыре новеллы в разных жанрах…

«Мир крепежа» - абсурдистская комедия. История о том, как нанятый для организации свадьбы event-менеджер (Мерзликин), фонтанируя безумными идеями, мистическим дьявольским образом распланировал не только торжество,  но и всю будущую жизнь молодоженов.

«Круговое движение» - социальная сатира. Взятка, являющаяся в России чуть ли не самой популярной системой расчетов между людьми, проделывает путь из рук простого человека до рук президента страны, увеличиваясь при этом в размерах как снежный ком.

«Энергетический кризис» - сказочный триллер. Милиция, чтобы разыскать пропавшую после школы девочку, зовёт на помощь почтенную интеллигентную библиотекаршу, которая оказывается не только редкой по нынешним временам носительницей культуры, но и магом. С помощью Пушкина ребёнок найден, но тут происходит непоправимое…

«Возгорится пламя» - мелодрама. Не первой молодости обеспеченный гуманитарий заводит роман с юной хорошенькой девушкой. Поначалу он в восторге. А потом оказывается, что девушка считает Дзержинского писателем, почти ничего не знает о Ленине, Троцком и Второй мировой войне…

Автор сценария и режиссёр фильма - Михаил Сегал. Он после окончания Орловского института культуры приехал учиться в Москву во ВГИК. Чудом умудрился найти деньги на обучение (по закону у нас второе образование платное), отучился первый год, но на второй год чуда не произошло: Михаила отчислили «за неуплату». В дальнейшем Сегал - режиссёр рекламных роликов (для брендов «Audi», «Mitsubishi», «Panasonic», LG, «Ariel», IKEA, «Alpen Gold», «Pepsi», «Fervex», «Балтика», «Белый Медведь», МТС, «Киевстар», MTV, Mail.Ru) и самый «роковый» российский клипмейкер («Сплин», «Серьга», «Би2», «Ночные снайперы», «Смысловые Галлюцинации», «Маша и медведи», «Ногу свело», «Каста»). В 2006 году он становится обладателем многочисленных международных наград за свой полнометражный кинодебют «Franz+Polina». В 2010 году в издательстве АСТ вышла его дебютная книга «Молодость».

История создания «Рассказов» абсолютно нетипична для современного российского кино, всё более тяготеющего к «правильным» продюсерским схемам. В начале 2011 года Михаил Сегал вернулся в кино после нескольких лет занятий литературой. С помощью друзей, продюсеров Анастасии Кавуновской, Андрея Кретова и оператора Эдуарда Мошковича Сегал снял по одному из своих рассказов короткометражку «Мир крепежа». На фестивале «Кинотавр-2011» фильм получил главный приз в конкурсе «Короткий метр» и был приглашён в международную программу «Future shorts». После успеха «Мира крепежа» и было решено снять «полный метр», включив туда другие рассказы Сегала. Производство проекта осуществила кинокомпания «RUmedia», это дебют компании в полнометражном игровом кино. Интересно, что в российском прокате фильм представляет «The Walt Disney Company Russia», и это неожиданно - впервые «Дисней» патронирует авторское, некоммерческое, но очень качественное российское кино.

Роль молодого писателя в «Рассказах» исполнил Влади - Владислав Лешкевич, лидер группы «Каста». Композиция, которая звучит из его уст в финале, своеобразная рэп-версия «Интернационала» - это первый опыт Лешкевича, когда он читал рэп не на собственный текст, а на слова Михаила Сегала. Этот сначала обычный «Интернационал» присутствовал в сценарии изначально. Но когда Сегал понял, что писателя будет играть Влади, «Интернационал» в какой-то момент обрёл приставку «рэп».

В этом году Михаил Сегал стал автором сценария первой режиссёрской работы Андрея Мерзликина - короткометражки «GQ».

Бабушка из новеллы «Энергетический кризис» - актриса из Минска Тамара Миронова, которая играла в дебютном фильме Сегала «Франц и Полина» маму главной героини. «Энергетический кризис» сочинялся автором специально под Миронову.

Среди звёздного актёрского состава «Рассказов» - давно не снимавшийся Игорь Угольников, в прошлом легендарный ТВ-ведущий, шоумен, а ныне председатель Телерадиовещательной организации Союзного Государства России и Белоруссии и успешный кинопродюсер (его фильм «Брестская крепость» получил несколько престижных призов, собрал в прокате больше 5 миллионов зрителей, был показан по федеральным ТВ-каналам). Кстати, познакомившись и поработав вместе с продюсерами «Рассказов», Угольников договорился с ними, что на следующей картине по сценарию Михаила Сегала он обязательно должен быть у них сопродюсером.

Сегал присутствует в «Рассказах» не только как сценарист и режиссёр. Пару раз за кадром звучит радио, и в одном случае Михаил, как диктор, ведёт утреннее шоу, а в другом поёт «Мурку». И ещё в фильме «засветились» его руки - вместо Констатина Юшкевича Михаил играл на гитаре, когда камера была сфокусирована на руках. Забавно, что Сегал заметил Юшкевича в «Упражнениях в прекрасном», где тот в одной из сцен исполнял «Звезду по имени Солнце» Виктора Цоя, но, как выяснилось, та сцена далась актёру в результате очень долгих тренировок и на гитаре он играет, мягко говоря, не очень.

Фраза «О чём с тобой трахаться?!», которую в сердцах произносит персонаж Констатина Юшкевича, выйдя в последний раз из двери своей необразованной подруги, обречена стать главным мемом этой осени.

За фильм «Рассказы» Михаил Сегал получил на 23-м Открытом российском кинофестивале «Кинотавр» приз им. Г. Горина «За лучший сценарий» и Диплом Гильдии киноведов и кинокритиков. К тому же «Рассказы» были удостоены Гран-при ХХ всероссийского фестиваля «Виват, кино России!» (Санкт-Петербург) и Специального приза жюри фестиваля «Амурская осень» (Благовещенск), а также отобраны для участия в программе «Focus on World Cinema» МКФ в Монреале.


АНДРЕЙ КРЕТОВ, продюсер:
«Однажды Миша сказал, что у него есть сценарий, и мы пообещали ему поддержку. Тогда он написал сценарий за четыре дня. Мало того, что сценарий нам понравился, мы сняли фильм за пять дней. И, когда он получил Гран-при короткого метра на фестивале «Кинотавр-2011», было решено доделать работу, доснять несколько новелл, объединив их в целостное произведение».

МИХАИЛ СЕГАЛ:
«Идея снять короткий метр появилась в 2011 году. Прошло довольно много времени после того, как я снимал полнометражное кино, мне надоели непонятные отношения с разными продюсерами, которым вечно что-то не нравилось, и я решил самостоятельно снять что-нибудь дешево, сердито и быстро. Так появился «Мир крепежа». Я привлёк кучу своих знакомых, все работали совершенно бесплатно. Андрея Мерзликина я просто спросил: «Какие у тебя числа свободные? Будь готов, я пока сценарий пишу». И я писал, зная, что этого персонажа будет играть именно Мерзликин. Очень сильно помогли продюсеры Андрей Кретов и Анастасия Кавуновская, которые впоследствии спродюсировали и «Рассказы». Изначально никаких продолжений не задумывалось, но после победы на «Кинотавре» все решили, что нам хочется большего. Я в рекордно короткие сроки придумал, как сделать большое кино, оставив «Мир крепежа» его частью, мы подготовились и успели за сентябрь-октябрь снять остальные три истории. Естественно, я старался придумывать так, чтобы не было ощущения эдакого «новелльного кино», это должно было быть цельное кино с одним конкретным посылом, и это было главной задачей».
«Мы живём на стыке времён. Заканчивается большой цикл русской культуры, начатый где-то на рубеже 18-го и 19-го веков, когда отечественная культура и её выразитель интеллигенция формировались. Сейчас и то, и другое потихоньку умирает. Моё поколение, живущее на острие «перехода», болезненно его переживает. Кризисное ощущение проистекает из «сдувания» культурной подушки, на которой общество «возлежало» века два, несмотря на войны, даже революции. Да, большевики уничтожили всё, и вместе с тем… продолжали традиции русской культуры, порой в уродливых зигзагах вроде соцреализма. Возникала другая интеллигенция 30-х, 40-х, 70-х годов. Странная, обрубленная, отчасти без корней, берущая что-то из немногих доступных источников. Но всей системой ценностей стремившаяся к тому, что было создано ранее. И вот той эпохе пришёл конец… Не потому что пришли варвары. Просто формально всё закончилось».
«Материал для фильма был написан за три года до съёмок, так что поводов для сомнений было предостаточно. Ситуация действительно поменялась, столько критики и острых политических разговоров появилось в интернете и в прессе, по сравнению с ними наш фильм - детский лепет. Формально в картине затронуты какие-то острые политические темы, критика власти, критика самой структуры нашего государства, но, видимо, там есть нечто большее, нечто универсальное, что позволяет не воспринимать это как газетный фельетон, который может устареть. Видимо, в этом есть кино, которое на людей воздействует эмоционально».
«Идея снять в роли президента страны Игоря Угольникова пришла парадоксально и неожиданно. В этом был вызов и профессиональный азарт. Да, он несёт за собой шлейф комического актёра, но всегда интересен эксперимент, когда ты комедийного актёра снимаешь в серьёзной роли или наоборот. Сыграл он абсолютно серьёзно, драматично и тонко. Но в силу того, что это всё равно Угольников, и мы не можем абстрагироваться от того, что знаем о нём, возникает атмосфера, придающая происходящему иронию. На мой взгляд, получилось гораздо интереснее, если бы просто серьёзный актёр сыграл серьезную роль… Эстетически и визуально герой Угольникова больше похож на Медведева, от Путина в нём - тихая властность и манипулирование собеседником. Они себя тандемом называют - такой тандем и получился. У меня не было задачи какие-то шпильки вставить и сделать пародийный образ, это лишь отчасти они. Если так можно выразиться, «они – президент».
«Мою книжку «Молодость» издали сразу. Это было два года назад. Мне, правда, говорили то же, что и герою фильма: мол, рассказы - не то, их сейчас не читают, а вот роман - совсем другое дело. Что-то я использовал в фильме из своего опыта».
«Лёгкая мистика в этом фильме присутствует. Но специальной задачи мистифицировать кино не было».

АНДРЕЙ МЕРЗЛИКИН:
«Когда меня спрашивают, что мне больше всего нравится в кино, я отвечаю, что мне нравится, когда тексты хорошие. А тут текст был настолько хорош, что я впервые столкнулся с таким способом существования. Обычно актёр текст подминает под себя, подукладывает, и я пошёл по привычному пути. Но первые два дня мне было очень тяжело, потому что Михаил требовал строгого соблюдения текста, а написан он был в очень сложной для меня лингвистике. И едва я хоть пару слов менял местами, как он останавливал съёмки и говорил - нет, когда я это писал, я продумал, какая будет интонация, какая эмоция, где какая закладывается энергия. Я сначала подумал - ну ты же не Антон Павлович Чехов, а потом передумал: ну вдруг он всё же Чехов? Тем более что моя задача как актёра - выполнять волю режиссёра. Первые два дня я ерепенился, а потом подчинился диктату тирана, деспота, замечательного режиссёра и драматурга Михаила Сегала».

ИГОРЬ УГОЛЬНИКОВ:
«Все сценарии, которые мне предлагались в последнее время и в полном метре, и в сериалах, сводились к тому, чтобы опять очередного милиционера играть, с меньшей или большей серьёзностью, либо каких-то докторов, или проворовавшихся чиновников, а мне это не интересно. В «Рассказах» же мне очень понравился и весь сценарий, и моя роль. Разумеется, я далёк от аналогий, играю не какого-то конкретного Президента страны, а свой образ, своё видение».


ПРЕССА:

«Сам автор называет свою картину протестной. И это действительно так. По сути это типичный фильм «социального беспокойства» - как «Кремень» Алексея Мизгирева, «Волчок» Василия Сигарева или, скажем, картины братьев Дарденн. Того самого беспокойства об утрате людьми культурных кодов, системы ценностей и минимального понятия о цивилизованном общественном договоре, на котором должно держаться государство. Вот только Сегал завернул своё беспокойство в обёртку поярче, чем его коллеги, стремящиеся к жёсткой документальности. Из всех нравоописательных картин последнего времени его «Рассказы» наиболее точны. Проблема современности не в свинцовых мерзостях, гастарбайтерах, ментах и отморозках - это публицистика. Она в том, что люди всё упорнее голосуют за простоту жизни. За предсказуемость, деньги, битву экстрасенсов и ИКЕА. Но не надо бить их за это молотком по голове. Можно рассказать четыре байки - умным достаточно, а на дураков равняться глупо» (Ирина Любарская, «The Hollywood Reporter»).

«Рассказы из фильма кажутся разрозненными. Между тем они естественно дополняют друг друга. Первый из них, на мой взгляд, про Россию как жуткую неопределенность, где столько надежд и проектов сломалось на глазах юного поколения в XXI веке, что возникло уродливое желание знать про свою жизнь всё от начала до конца - и чтобы действительно больше никаких сюрпризов. Третья и четвёртая новеллы (вторая в комментариях не нуждается) - про конфликт старых (традиционных) и новых культурных эпох. В этих новеллах можно углядеть осуждение необразованности и равнодушия молодежи, но никакого осуждения нет. Сегал утверждает в интервью, что стремился избегать морализаторства, и он не лукавит. Если что и есть в этих двух последних новеллах, то констатация печально забавных фактов: вот так одни наши поколения и взаимодействуют сейчас с другими. Главная идея фильма, как мне кажется, в противостоянии трёх последующих новелл первой. Смысл в том, что в современной России невозможно организовать свою жизнь сколько-нибудь рационально. На сколько-нибудь долгий срок. Нельзя надеяться на будущее. Тебя все равно прихлопнет. Не то, так это» (Юрий Гладильщиков, «Московские новости»).

«Точнее всего о «Рассказах» высказался критик Василий Степанов: это современная версия киножурнала «Фитиль». Сатира в них часто кажется какой-то почти ласковой (нет ничего удивительного, что за прокат взялась компания «Disney»); никаких художественных прорывов Сегал не совершает, ограничиваясь, в сущности, милыми шутками. Но даже так «Рассказы» кажутся почти шедевром на фоне картин типа «Жары», «Ёлок», «Мам» и прочих отечественных киносборников, от которых действительно возникает ощущение, что кинорассказы больше никому не нужны и никогда уже нужны не будут» (Любовь Митина, «Empire»).

«Фраза героя Юшкевича, в сердцах брошенная возлюбленной: «О чем с тобой трахаться?!» - на самом деле не только про секс. Она - про катастрофическую невозможность услышать друг друга. За нас говорит кто и что угодно - деньги, медиумы, тамады, схемы, - но не мы сами. Мы сами заняты очередным возведением очередной Вавилонской башни. «Рассказы» могут стать отправной точкой для возвращения в российский кинематограф умного мейнстрима - думающего, не всегда весёлого, способного расшевелить извилины, спрятанные не только под высокими лбами, но и под легкомысленными бейсболками» (Екатерина Барабаш, «Variety Russia»).

«Видеть на отечественных экранах на сто процентов авторский мейнстрим более чем приятно. Восприятие конкретно этого фильма, впрочем, зависит ещё и от созвучия мыслей автора и зрителя. Обличительный пафос - штука хорошая. Он может заставить тебя послушно кивать, мысленно со всем соглашаясь. Бывают, однако, и случаи, когда не самая глупая сатира начинает вдруг казаться обыкновенным брюзжанием. На наш скромный и оптимистичный взгляд, Сегал слегка драматизирует. Неконтролируемое желание распланировать всё и вся - всего лишь паника, со временем она проходит. Невежество не может убить культуру - оно делает её сильнее, прививая навыки сопротивления. Красивой дурочке, с которой не о чем трахаться, в свободное от секса время можно показывать исторические фильмы - и полезно, и приятно. Остается лишь коррупция. И тут, увы, выходов действительно не видится - эта сволочь, кажется, действительно прописалась вечной раковой опухолью где-то между дураками и дорогами» (Анатолий Ющенко, Filmz.ru).

«Ухо, настолько чутко настроенное к литературному слову, в кинорежиссуре огромная редкость… Сегал экспортирует в кино исконное правило большой литературы - показывать только существенные детали и стреляющие ружья, обозначать важные черты и отношения героев через небольшие точные штрихи… Перед нами кино в высшей степени авторское, но при этом ни капли не артхаусное: в умении рассказать и показать жизнь предельно просто Сегал даст фору любому из авторов многочисленных сериалов, пытающихся подлизываться к так называемому простому зрителю. При этом, несмотря на формальную принадлежность к жанру комедии, перед нами кино очень серьёзное, автор которого будто бы решил доказать максиму мыслителя Мартина Хайдеггера «язык есть дом бытия». При этом данную мысль, ставшую впоследствии основой для целого ряда философских учений, автор доказывает с какой-то обезоруживающей легкостью: да, действительно, пытаясь подчинить себе реальность, мы оказываемся плаксивыми мещанами, забывая историю - похотливыми пустышками, давая взятки, толкаем общество к диктатуре, а уничтожая книги, подпихиваем себя ко вселенскому, метафизическому пожару. И над всем этим демиург-писатель, которого играет рэпер с колючими глазами, и режиссёр, который этим колючим взглядом вцепляется в нашу жизнь» (Алексей Крижевский, Газета.ru).



Сегодня


YESTERDAY19 сентября - 2 октября



Скоро


ДЖОКЕР3 - 23 октября

     

Оцените нашу работу
















© 2009, кинотеатр «Орлёнок»

Карта сайта
Нижний Новгород, ул. Б.Покровская, 39-а
e-mail: orlenok-kino@mail.ru
Автоинформатор: 4-11-15-67
создание сайта