ТурнеТУРНЕ
("Tournee", Франция, 2010)
Режиссёр: Матьё Амальрик.
В ролях: Матьё Амальрик, Миранда Кольклазур, Сюзанн Рэмси, Линда Маррачини, Джули Атлас Муз, Александр Кравен, Анджела Де Лоренцо, Дамьен Одуль, Улисс Клоц, Симон Рот, Жозеф Рот, Аурелия Пети.
Жанр: драма-бурлеск.

Успешный парижский продюсер Жоаким бросил всё - детей, друзей, врагов, любовь и сожаления - и в сорок лет уехал в Америку, чтобы начать жизнь сначала. Он возвращается на родину с одержимой Францией стриптиз-группой "Новый Бурлеск". В каждом городе весёлые номера и роскошные формы девушек вызывают восторг мужчин и женщин. Несмотря на безликие отели, пошлые мелодии и нехватку денег, танцовщицы создают вокруг себя волшебную атмосферу фантазии, тепла и праздника. Но их мечта о триумфальном окончании турне в Париже разбивается вдребезги: из-за предательства старого "друга" Жоаким теряет контракт на аренду зала для выступлений. Продюсеру приходится ненадолго наведаться в столицу, и старые раны открываются вновь…

Матьё Амальрик родился 25 октября 1965 года в семье парижских левых интеллектуалов - его отец редактор газеты "Liberation", а мать - литературный критик. Вполне естественно, что в сознательном возрасте интересоваться он начал, прежде всего, литературой и восточными языками, но с удовольствием принял предложение друга семьи Отара Иоселиани сняться в его первом французском фильме "Фавориты Луны". Несмотря на неудачную попытку поступить в киношколу IDHEC, показав лишь 8-миллиметровую короткометражку, Матьё не оставляет мысли заняться режиссурой и поступает на работу в компанию крайне интересного продюсера Пало Бранко, где и работает ассистентом на фильмах Луи Маля, Даниэль Дюбру, Алена Таннера и Петера Хандке, эпизодически снимаясь во всех этих картинах. В начале 90-х он сам снимает несколько короткометражек и становится членом "семьи" любимца французских интеллектуалов, режиссера Арно Деплешена - после каннского успеха "Как я обсуждал..." и "Сезара" в категории "мужской надежды" Амальрик становится известным французским актёром в "узких кругах". Он - любимец множества французских киноавторов с ярко выраженным языком и узнаваемым стилем - Матьё снимается у крайне уважаемых, но лишь "фестивальных" режиссёров: Тешине, Руиса, Жако, Дюбру и т.д. В 2005 году Амальрик снимается у Стивена Спилберга - в фильме "Мюнхен", а после роли парализованного человека в фильме "Скафандр и бабочка" (2007) он становится известным уже по полной программе. На его счету роли в бондовском "Кванте милосердия" (2008), французском хите "Враг государства №1: Легенда" (2008), последнем фильме Алена Рене "Дикие травы" (2009), комиксе "Необычайные приключения Адель" (2010). Кроме того, во Франции Амальрик известен и благодаря своему режиссёрскому опыту. На его счету две полнометражных картины - "Ешь свой суп" (1997) и "Уимблдон" (2001). Французская кинокритика благосклонно восприняла эти работы, а журнал "Cahiers du Cinema" недавно переиздал их на dvd в своей фирменной серии. Но самой успешной на сегодняшний момент режиссёрской работой Амальрика стала его последняя картина "Турне".

Фильм "Турне" основан на воспоминаниях Габриэль Сидони Колетт "Изнанка мюзик-холла", написанных в 1913 году. Это что-то вроде дневника гастролей, подобных тем, что показаны в фильме. Позже тема книги получила развитие, когда Амальрик открыл для себя мир бурлеска, о котором раньше ничего не знал. Всё произошло благодаря опубликованной в газете "Liberation" статье о "Новом Бурлеске", потом произошло самоубийство одного французского продюсера (Умбер Бальзан), и два этих момента, по признанию Амальрика, "как бы столкнулись в голове, произошло своего рода короткое замыкание". После увиденного лично представления "Нового Бурлеска" Амальрик отправился по разным фестивалям, где просматривает около 150 шоу - в Сан-Франциско, Нью-Йорке, Неаполе - и собирает собственную труппу, шаг за шагом, на протяжении почти двух лет. Затем, уже в Париже, съёмочный коллектив около двух недель репетировал номера в театре. Но Амальрик почувствовал, что для того чтобы сохранить энергию спонтанности его исполнительницам нужна была толпа, зрители, аудитория. Поэтому было решено, что будет лучше отправиться в самое настоящее турне, останавливаться в гостиницах, где и снимать кино.

"Нью-бурлеск" - это возрожденная и обновленная версия жанра, чьи корни уходят прочно в английские и американские традиции мюзик-холлов. Изначально шоу в жанре бурлеска сочетали в себе социальную сатиру, музыкальные номера и косвенные намеки и стали неотъемлемой составляющей американских театральных подмостков в 1920-е и 30-е годы. Постепенно жанр стал вырождаться и ограничиваться элементарной демонстрацией телесной наготы со сцены, становясь постепенно синонимом стриптиза. Начиная с 1990-х годов, возрождение жанра бурлеска (известного ныне как Нео- или Новый бурлеск) черпает своё вдохновение из сочетания этих двух периодов, базируясь на элементах стриптиза и внедряя театр, хореографию, гламур, юмор, сатиру. В "Турне" почти все шоу сделано девушками, которые играют в фильме практически самих себя и выступают под собственным сценическими именами - Dirty Martiny, Kitten on Keys… Они сами придумывают и номера, и костюмы, и макияж. Изначально это было лесбийским движением, которое началось в 1995-м году с появлением группы под названием "The Velvet Hammer" ("Бархатный молоток").

Во Франции "Турне" - тот случай, когда критики в своём мнении сошлись со зрителями: такие издания, как "Les Cahiers du Cinema", "Elle", "Le Monde", "Le Figaro", "Les Inrockuptibles" выставили фильму высокие оценки, а по посещаемости картина стала лучшей среди арт-хаусных лент года. А на МКФ в Канне фильм получил награду за лучшую режиссуру и приз ФИПРЕССИ.


МАТЬЁ АМАЛЬРИК:
"Я не мог и представить себе, что люди вытворяют нечто подобное. Я искал что-то, что могло бы как-то резонировать с французской писательницей Колетт. В начале XX столетия она была актрисой в мюзик-холле, и она иногда показывала скандальную пантомиму в обнаженном виде. Она это делала, потому что бросила мужчину, который был её первой любовью. Он был гораздо старше её, и подписывал своим именем книги, которые писала она. Первые книги Колетт подписаны ведь не её именем, там стоит имя "Вилли". Потом она влюбилась в женщину, и страстно хотела независимости. И я думаю, что эта жизнь актрисы и демонстрирование своего тела было своего рода выражением этой независимости, которую невозможно найти в современном стриптизе. Но когда я увидел, что вытворяли эти девушки... Если бы Колетт жила в наше время, то занималась бы тем же самым. Это - свобода, юмор и политический способ тела задаться вопросом, почему сегодня женщина должна соответствовать каким-то идеальным формам?"
"Признаюсь, что столь удачное решение привезти этих американских девушек во Францию спасло меня от ординарности, это точно. Всё в одночасье стало интересным, свежим. Мы разделили взаимные фантазии, мы обменялись территориями".
"Было бы глупостью приглашать в фильм профессиональных актрис: просить их пить пиво, чтобы потолстеть, годами учиться выступать в жанре бурлеска... В этом нет никакого смысла. У меня непрофессиональные актрисы играют вместе с теаральными актёрами. Да и, в конце концов, не всегда важно, профессионал снимается или нет. Сам я вообще теперь стараюсь сниматься пореже, потому что чувствую, что поднабрался профессионализма в этом деле".
"Вообще-то я не должен был играть в этом фильме. По крайней мере, так я думал, когда писал сценарий к этому фильму (а я много написал, мы работали с двумя моими друзьями). Только за три недели до съёмок я решил сыграть в фильме, а всё это время я искал кого-нибудь на эту роль… Фильм получился таким цельным, потому что я играл вместе с ними. Я не был защищен камерой, не наблюдал за ними сквозь неё. Я был с ними на одном уровне. Можно режиссировать и с той стороны, изнутри. Можно поменять чью-то позу или местоположение, поговорить с ними, удивить чем-то, и удивить самого себя. Оказалось, что это весьма практично".
"Мне очень нравится, что в кино есть эти две составляющие - индустрия и искусство и их можно столкнуть. Но когда ты начинаешь что-то создавать, что-то снимать, ты должен обязательно думать и о финансовой стороне дела. Где найти деньги? Сколько заплатить актёрам? Пойдут ли люди в кинотеатры? Я в своём фильме старался совместить эти две составляющие. Мне хотелось снять авторское кино, выразить в нём себя, но хотел и чтобы люди, зрители, разделили это со мной, чтобы это вошло в них. С "Турне", по-моему, произошло нечто волшебное. Фильм потрясающе продаётся, да и во Франции его посмотрело очень много людей. Я не знаю, с чем это сравнить... Ну вот, например, Чехов. Почему Чехова до сих пор читают? Там же ничего нет, обычная жизнь, ничего особенно увлекательного, но что-то заставляет людей его читать. Почему-то такие вещи происходят - это магия".


ПРЕССА:

"Амальрик в кадре противоречив, неистов, но и достаточно обаятелен... Лучшие сцены фильма - когда танцовщицы бурлеска гарцуют по сценам портовых городов, вытворяют удивительные вещи с огромными надувными шарами и боа, и треплются между собой в поездах и гримерках. Эти сцены полны лёгкости и энергии" (Дейв Кэлхоун, "Time Out London").

"В самом сюжете намешана дюжина культурных мифов. Путешествие американцев в Европу, возвращение французского классического шоу на родину, но теперь оно оказывается с американским акцентом, полуголые бабы в портовых городах, работа, которая становится семьей, и бывшая семья, которая скучна, как самая скучная работа. Наконец, главный миф, который "Турне" исследует и поддерживает, - повседневная жизнь смутных объектов желания… То, что обычно является историей великого успеха, триумфом смешных девчонок или смертельным разочарованием шоу-герлз, у Амальрика лишь декорация для чего-то неназванного, не показанного, не сделанного. Весь фильм герой не ищет себя, а пытается себя не найти. При всей телесности, при всем нагромождении тел, передвижений, физических действий и физических взаимодействий, "Турне" - фильм-ощущение" (Ксения Рождественская, "Искусство кино").

"Амальрик явно многому научился, поработав с такими мастерами отполированных эмоций, как Арно Деплешен и Оливье Ассайяс, и в фильме есть несколько настолько тонких и поразительных сцен, что они потенциально могли бы превратиться в совершенно самостоятельные фильмы. Есть люди, которые могут вести себя перед кинокамерой спокойно, и есть те, что могут вытягивать из своей задницы бесконечные боа, но очень мало людей могут делать и то, и другое" (Майк Д'Анджело, "Onion").

"Непросвещенному зрителю с самого начала может показаться, что сюжет надуман: везти кабаре во Францию - ещё нелепее, чем ехать в Тулу со своим самоваром. В портах Франции, как поётся в старинной песне, "девочки танцуют голые" ещё с тех пор, когда и Америки никакой не было. Однако если подойти к вопросу с научной точки зрения, можно выяснить, что искусство бурлеска еще в 19-м веке было связано с англичанками, а в 21-м его стали возрождать именно в Америке. То есть, грубо говоря, пока закомплексованные француженки привычно вились вокруг шеста, свободные англо-саксонские феминистки придумывали шоу, в которых самые непристойные выходки смотрелись как изящные цирковые номера.
То есть, может, и не такие изящные - судя по реакции зала во время сеанса, поначалу не всем зрителям нравятся размалеванные лица и татуированные тела от 50-го размера и выше. Но в том-то и сила Матьё Амальрика, что ему удается заставить полюбить эти, по его собственному выражению, "заурядные тела без фотошопа" и этих потрепанных жизнью бабочек также нежно, как любит их герой фильма" (Алла Шендерова, Infox.ru).

"Несмотря на то, что эти дивы весьма расслаблены, фильм показывает, что под бесстыжими феллиниевскими формами могут скрываться вполне повседневные персонажи... Нитью сквозь фильм проходит тема иллюзорных отношений Франции и США, и, возможно, фильм об этом, однако эта мысль остается на заднем плане..." (Джонатан Роумни, "Screen Daily").

"Турне", которое на первый взгляд легко может показаться банальной сопливой мелодрамой про непростую, но честную жизнь стриптизерш, - на самом деле необычайно тонкая, остроумная и безумно грустная драма. Побитый жизнью импресарио пытается начать новую жизнь в окружении группы "Новый бурлеск", надеясь возродить себя в профессии и профессию в себе. Потасканный усатый стареющий мальчик на бледном склоне своих развесёлых лет выжимает из себя, как остатки зубной пасты из тюбика, ошмётки оптимизма. Выжимается всё что угодно, кроме оптимизма. Он остаётся где-то за кадром, там же, где и все старые драмы теток-стриптизерш, в "настоящесть" которых Амальрик так деликатно заставляет зрителя поверить. За что и получил на Каннском фестивале приз за лучшую режиссуру" (Екатерина Барабаш, "Российская газета").

"Энергичный, удивительный и полный неоспоримого шарма, фильм, в котором сам режиссёр снимается вместе с пятью оживленными американками из труппы "Новый Бурлеск", с умом жонглирует комедией и меланхолией. В нём также предлагается реалистичный портрет закулисного мира шоу-бизнеса, и безо всяких предрассудков воспеваются женщины и их прекрасные тела" (Фабьен Лемерсье, "Cineuropa").

"Получается пропитанное феллиниевской неустроенностью кино, состоящее, кажется, из одних виньеток: незабываемый минутный флирт через стекло с кассиршей автозаправки, анекдотический телефонный разговор о Жюле Верне в закусочной KFC, великая посткоитальная сцена, в которой Мими дергает Амальрика за усы, закономерно подозревая, что они приклеены. Всё это так невесомо, что в любой момент грозит обернуться пустышкой: фильмом о нужности семьи, о смещении гендерных ролей или о взаимной американо-французской одержимости. Но нет, ничего подобного, не оборачивается: усы настоящие" (Петр Фаворов, "Афиша").



Сегодня


БЫК22 августа - 4 сентября



Скоро


В КЕЙПТАУНСКОМ ПОРТУ29 августа - 11 сентября

     

Оцените нашу работу
















© 2009, кинотеатр «Орлёнок»

Карта сайта
Нижний Новгород, ул. Б.Покровская, 39-а
e-mail: orlenok-kino@mail.ru
Автоинформатор: 4-11-15-67
создание сайта